Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

велеслав

Из книги Влюблённый в Дьявола... (Трактат о Вечной Женственности) Дневники Смертника. Вторая тетрадь

—16—

После великой войны остаётся лишь выжженная земля. После большого горя в душе остаётся горечь и опустошение...
Как часто мы, за коростой боли, за шрамами от перенесённых ран затаиваем ростки Новой Жизни, которые оказываются просто не в силах пробиться через омертвевшие струпья души, как часто свою приобретённую в результате психологических травм нечувствительность принимаем за нечто «духовное», за признак «достижения», за бесстрастие, которое является у Мудрого выражением его внутренней Тишины — Безмолвия Духа, а вовсе не реакцией на пережитую боль!
Опалённые Хладным Дыханием Смерти души людей похожи на инвалидов, переживших сильные и обширные ожоги кожи. Они вынужденно отгорожены от мирского, но не потому, что превзошли его, а потому, что оказались неспособны пройти Посвящение через Смерть. И вот теперь, покалеченные Смертью, они вынуждены влачить неполноценную, ущербную Жизнь в отчуждении как от мирского, так и от Иного, открывающегося через Посвящение и придающего Жизни подлинный смысл.
Мудрый — Мёртвый среди Живых и Живой среди Мёртвых — проявляется не из боли, а из покоя Глубины, из своей Истинной Природы. Израненность души — это вовсе не признак «достижения», а скорее препятствие на Стезе Духа. Жизненный опыт, приобретаемый человеком через трения с Миром, через раны и боль, конечно, чему-то учит, но одновременно и обуславливает, ограничивает наше восприятие. Касание Морены вызывает естественный страх и трепет личного, но Духовное Прозрение раскрывается лишь там, где осуществлён Перенос Сознания из личного в Вечное, где Безмолвие Духа, а не боль души приносит освобождение от страстей.
Обусловленная травмами бесчувственность — это именно обусловленность, а не свидетельство Духовного Освобождения.
[24.11.2016 / 6:59]

 
велеслав

Из пишущейся книги "Влюблённый в Дьявола... (Трактат о Вечной Женственности)"

<76>
Сюда, в этот Мир, мы приходим умирать.
...
И — чтобы научиться Любить.

[29.03.2016 / 3:13]


 ...




<78>
Тропы Твои — все нехожены.
Песни Твои — все неспеты.
Лики Твои — все неузнаны.
Какой возможет узреть Тебя человек, такой Ты к нему и явишься...
Ты — Благая, и Ты — Гневная. Ты — Воды Предвечные, всё родящие; и Ты — Пламя Пекельное, всё пресуществляющее.
Ты — Та, Которую я искал всю Жизнь; и Ты — Та, Которую я нашёл в Смерти «себя»...
Ты — Та, о Которой все слова лгут; и вот я вновь пытаюсь стать зеркалом, в котором отражается Твоя Пустота, и пределом, который размывает Твоя Беспредельность; и вновь упускаю Тебя, пока «я» тщусь «достичь» Тебя...
...Что-то главное течёт между строк, как ртуть,
Потому что главное — это ТЫ...
Ты — слово древнее, как Смерть, ослепительней рябины в октябре, — ЛЮБОВЬ...

[3.04.2016 / 22:31]
велеслав

Из пишущейся книги "Влюблённый в Дьявола... (Трактат о Вечной Женственности)"

<51>
  Приходит срок, когда умирают все слова и имена, когда всё разрозненное растворяется в ослепительном сиянии, теряет формы во вспышке ВЕЧНОСТИ над Временем. Сияющий Мрак затопляет пространство известного, и множественность находит Покой в Единстве ИЗНАЧАЛЬНОГО...

Вы говорите: «Бог не имеет формы». Что вы имеете в виду? Вы Его знаете? И знаете ли вы Его так совершенно, что можете сказать: «Он не имеет формы»? Если вы знаете Его так совершенно, тогда у Него есть форма. Например, вы говорите, что этот океан не может быть измерен: он так глубок, он не может быть измерен. Тогда существуют только две возможности: либо вы его измерили, так как только тогда вы можете сказать, что он так глубок, что он не может быть измерен; либо вы его не измеряли, иначе как вы можете сказать, что он так глубок, что не может быть измерен. Даже глубина измерима, она не может быть неизмерима; как бы ни было глубоко, он может быть измерен.
  Когда вы говорите: «Бог не имеет формы», — дошли ли вы до Его границ и увидели, что формы нет? Если вы дошли до границы, у Него есть форма. А если вы не дошли до границы, тогда не говорите, что Он бесформен, так как Он может иметь форму. Когда вы дойдете до границы, только тогда вы можете знать. Так что те, кто действительно споткнулся о Бога, кто упал в Него, не говорят ничего, даже этого, потому что это — противоречие.
(Ошо, "Горчичное зерно")

  Могу ли я «знать» Тебя? Всё, что я «знаю», — это лишь формы; Ты же всегда ускользаешь от моего «знания»... Можно долго описывать Твои формы и обличья, повторять Твои Имена и перечислять атрибуты, но Ты Сама всегда остаёшься по ту сторону всех определений, всех слов и имён. Мы можем говорить и действовать лишь в границах, положенных формами, но наш ум становится совершенно беспомощным перед Бесформенным НЕРОЖДЁННЫМ — перед Тобою... Здесь всякое слово будет ложью, и всякое описание — вольным или невольным ограничением Неописуемого. Потому здесь ум должен умолкнуть, погрузившись в Безмолвие Сердца...
  От кромки леса разогнался холод, и августовский зной дрогнул в ночи под хрустальным куполом звёзд...
[10.08.2015 / 23:58]
велеслав

Тема Богини

Оригинал взят у natalyushko в post
Как на Руси отличали девицу от мужней жены

Понять, замужем девушка или нет можно по кольцу или через страницу в социальной сети. Раньше же отличительных признаков было намного больше. Мы расскажем, как можно было легко и быстро узнать статус незнакомой девушки на Руси.

Collapse )
велеслав

Песнь разбитого Сердца

Песнь разбитого Сердца


Вы должны умереть ко всему вчерашнему, ко всему накоплению знания и опыта, и только тогда возникает то, что неизмеримо, безвременно.

(Дж. Кришнамурти, Бомбей, 6-я публичная беседа,

6 марта 1955 г. e.v.)[1]


1.

Живя в обусловленном «я», взирая на Мир из «я»,

ты живёшь во Времени и смотришь из Времени;

когда же твой ум находит свою «могилу» в Сердце,

а Сердце оказывается разбито, —

ВЕЧНОСТЬ над Временем разверзается

бескрайней Бездною НЕРОЖДЁННОГО,

и Время более не властно над тобой.


2.

Когда твоё Сердце разбито Молотом Осознания,

ты обнаруживаешь ЭТО в себе самом и в Мире,

в шумной дневной толпе и тишине звёздной ночи,

в колыбели новорождённого и на смертном ложе,

в красоте Неба и в придорожной пыли под ногами.

Ты зажигаешь звёзды ввечеру и гасишь их утром.

И — всегда остаёшься за пределами Земли и Неба.


3.

Если между Обителью Сердца и Обителью Бога

более нет различия, — Божественное живёт в тебе.

Если Сердце разбито, — НЕРОЖДЁННОЕ

незыблемо царит повсюду, не зная преград.

Если ВЕЧНОСТЬ дышит тобою, —

слова так же чисты, как и молчание,

и ничто не нарушает Безмолвия

твоей Истинной Природы по ту сторону снов.


Ведающему — достаточно.


[29.07.2014]





[1] Цит. по изд.: Кришнамурти Дж. Невыбирающее осознавание / Пер. с англ. А. Киселева. М.: Ганга, 2014. С. 104.

велеслав

Из "Наставлений на краю Бездны..."

II

Человек, ищущий «освобождения»...

  

<6.06.2013>

  

[II.1(4)] Человек, ищущий «освобождения», ищет не ЕГО. В действительности он просто не знает, что такое подлинное Освобождение. В его уме присутствует некоторая идея, некий образ, сформированный на основе его прошлого опыта, но не имеющий отношения к Действительности — Свободе, Бесформенному. Ищет всегда обусловленный ум, который под «освобождением» понимает достижение какого-то состояния, обладание какими-то качествами и способностями. Так, один ищет силы и могущества, другой — тишины и уединённости, третий — необычных переживаний и т.п. Имея соответствующие склонности, ум может называть все эти состояния «состоянием Освобождения», но если здесь и можно говорить об «освобождении», то лишь об освобождении от каких-то определённых обусловленных состояний, оказавшихся вытесненными другими обусловленными состояниями, за формы которых ухватился алчный ум, поставив их на место предшествующих.

[II.2(5)] Обусловленный поиск всегда ведёт к обусловленным результатам. Но Естественное Состояние Первоосновы не может стать результатом умственного поиска, не может занять место каких-либо других состояний. Естественное Состояние Первоосновы присутствует как при переживании человеком тех или иных состояний, так и в Безмолвии разбитого Сердца[1], когда никаких отождествлений больше нет. Естественное Состояние Первоосновы ничему не противостоит, ни с чем не борется и ничему не препятствует. При этом всякое обусловленное состояние, возникающее вследствие отождествления ума с переживаемым, делает Естественное Состояние Первоосновы как бы невидимым, скрытым за переживанием, как киноэкран — аналогия чистого полотна Сознания — оказывается скрыт от глаз зрителей, увлечённых просмотром фильма.

[II.3(6)] Естественное Состояние Первоосновы, как таковое, не может стать предметом обладания, объектом Религиозного почитания или чувственного вожделения. Почитаемой может стать определённого рода идея, концепция, образ Естественного Состояния Первоосновы, возникший в обусловленном уме, или некое учение, воплощённое в тех или иных формах и пропагандирующее тот или иной метод, психотехнику, способ практики. Иногда личность Учителя может стать объектом чувственной привязанности или поклонения со стороны последователей или тех, кто считает себя таковыми, но само Естественное Состояние Первоосновы неизменно ускользает ото всех, кто жаждет Им обладать или поклоняться Ему, — ото всех, кто смотрит из личности, а не из Сущности.

  

(Продолжение следует...)



[1] Подробное рассмотрение значения термина «разбитое Сердце» — см., напр., в трактате «Разбитое Сердце Мастера».

велеслав

Из "Книги Ученика"

XLVII

Розы и шипы

<13.05.2013>

[XLVII.1(139)] Люди часто притягиваются разного рода харизматическими Культами потому, что слышат там слова о Любви. При этом их собственные представления о Любви могут быть весьма инфантильны или просто ложны. Так, ищущий внимания и приязненного отношения к себе может полагать, что ищет Любовь. Часто о «любви» говорят жаждущие физической близости, или страдающие от душевного одиночества, или желающие быть любимыми, но, зачастую, не способные любить других. Список того, что люди принимают за Любовь, может быть поистине бесконечен... Слова о Любви действуют на многих искателей как медовая обманка, привлекающая мух, которые затем гибнут в её липком сиропе. Невероятные жестокости, творимые людьми, причислявшими себя к широко распространённым, вполне «респектабельным» конфессиям, «оправдывались» тем, что совершались, якобы, ради Любви...

[XLVII.2(140)] Есть эмоциональная «любовь», которую человек хочет получить, вступая на Путь Ученичества, и есть Безжалостная Любовь Учителя, которая не имеет ничего общего с сентиментальностью, — Любовь, которая уничтожает все преграды на Пути к Бездне. Суфии говорят: «Соловей, если ты не выносишь шипов, // Лучше никогда не говори о розе». Любовь Учителя — это не только розы, но и шипы. Шипы — для всего того, что должно быть убрано, совлечено, рассоздано, дабы Огненный Цветок мог пробиться наружу, вырваться на Свободу. Истинная Любовь — Воля к ЕДИНСТВУ — пугает благодушных лицемеров и Религиозных ханжей. Она представляется им слишком опасной, так как не только не приносит привычных удовольствий, но, напротив, с болью срывает приросшие к лицам маски, обнажая слабость за личинами силы и уродство за личинами благопристойности.

[XLVII.3(141)] Любовь Учителя — это Огненная Кровь Бездны, сочащаяся из раны его разбитого Сердца. Ученик порой готов сделать своё Сердце подобным Чаше, способной принять в себя эту Кровь, но Безжалостная Любовь Учителя потребует от него несравнимо больше — разбить свою Чашу, дабы исчезли последние границы для Присутствия Безграничности Бездны. Лишь когда разгорающаяся Любовь ученика обернётся для него ложем из роз, которые он окрасит своей собственной Кровью, он сумеет вместить Священное Безумие опьянённого Вином Любви соловья, влюблённого в Пламенную Розу. И вершиной его Любви, вырывающейся за пределы экстаза, как горный пик пронзает собой облака, — будет Безмолвие, звучащее в Пустоте его разбитого Сердца-Чаши...

(Продолжение следует...)

велеслав

Из "Книги Ученика"

XLIII

Разбитое Сердце Мастера

<7.05.2013>

[XLIII.1(127)] Мы слишком полны «собой», чтобы видеть Реальность по ту сторону слов. Мы привносим «себя» в любую практику, которая, как мы хотели бы думать, способна помочь нам выйти за пределы «себя». Но разве «я» могу выйти за пределы «себя»? Даже если это удастся, результатом будет не Свобода, а шизофрения — раздвоенность, расщеплённость личности, а не Цельность Сущности. Ибо где есть «я», есть неведение, а где нет «меня» — там Прозрение. При этом речь не идёт о самоуничижении, об унижении себя перед спроецированной идеей «Бога», человека перед Демиургом, — речь идёт о подлинной САМО-реализации, когда человек перестаёт отождествляться со своей ложной самостью и постигает себя ТЕМ, КТО он есть на самом деле.

Задача Учителя — заставить Сердце сильнее гореть неугасимым Огнём; это его долг — поддерживать горение Сердца до той поры, пока оно не превратится в пепел. Ибо лишь Сердце, испепелившее себя, свободно для Дара Любви.[1]

[XLIII.2(128)] Когда ум находит свою «могилу» в Сердце, человек перестаёт концептуализировать Реальность. Когда же Сердце оказывается разбито прорвавшимся изнутри Зовом Бездны, Зовом НЕРОЖДЁННОГО, — больше не существует никаких границ, отделяющих «эту» Бездну внутри нас от «Той» Бездны — Великой Нави за пределами Тремирья, и Любовь, как Воля к ЕДИНСТВУ, достигает своей Цели — Безмолвия в Единстве Сверхбожественного НИЧТО... Конечно, эти слова также могут оказаться покровами, скрывающими Реальность по ту сторону слов, — так, на определённом этапе, сам понятийный язык, служащий инструментом передачи, должен быть отброшен вместе со всеми концепциями, тщетными описаниями НЕОПИСУЕМОГО. То, что являлось для ученика Указателем на Пути, для Мастера становится просто частью окружающего пейзажа, камнем на обочине, забытой трелью вчерашнего соловья...

[XLIII.3(129)] В разбитом Сердце Мастера обитает То, Что для обывателя страшнее всех Демонов и Злых Духов, — в нём обитает НЕПОСТИЖИМОЕ. Точнее сказать, разбитое Сердце является Вратами Бездны, а не местом «обитания» кого бы то ни было, и через него Бездна смотрит на того, кто не страшится взглянуть Ей в глаза. Никаких описаний, определений и отождествлений! Никаких «Богов», никаких «сладких» соплей! ТАМ нет ничего, за что ты мог бы привязать своего «коня», на чём мог бы построить привычный Образ Мира. В Бездну ты не можешь въехать на «Добром Боге» или даже на «Злом Дьяволе», — в Бездну ты обрушиваешься, когда все опоры твоего Образа Мира оказываются смыты Предвечными Водами, когда свеча в твоих руках гаснет, и ты, наконец, понимаешь, что первично: обусловленный свет или Необусловленная, БЕЗУСЛОВНАЯ Тьма. Когда Шакти возвращается к Шиве, когда Рыцарь находит Священный Грааль, — Вечный Странник возвращается без возврата Домой.

(Продолжение следует...)



[1] Твиди И. Огненная бездна: Опыт освобождения одной женщины с помощью учения Суфийского Мастера / Пер. с англ. Е. Машковой. — М.: «Сампо», 2005. С. 8.

велеслав

Из "Книги Ученика"

XXXIII

Наставления

<22.04.2013>

[XXXIII.1(97)] Каких ещё наставлений ты ждёшь от Учителя? «Умри, прежде чем умрёшь. Родись, пока ещё жив». Эти слова великого Руми содержат в себе прямое указание, идущее не от языка, а от Сердца, но в том ли ты состоянии, чтобы понять и принять в качестве руководства к действию их действительный смысл? Ведь если ты услышал слова Мудрого и даже повторил их наизусть, это ещё не делает Мудрым тебя самого... Истинная Мудрость подобна Возлюбленной, Которой нужно отдать своё Сердце без остатка, возлить свою Кровь на Её Алтарь, не ожидая при этом, что столь скромным подношением сможешь купить Её Благоволение. Руми говорит: «Эта Земля не прах, она — сосуд, полный Крови, Крови влюблённых». И все влюблённые в Истину — твои братья по пролитой ради Неё твоей и их собственной Крови.

На бойне Любви убивают лишь лучших,

Не слабых, уродливых и невезучих.

Не надо бояться подобной кончины.

Убит не Любовью? Знать, жил мертвечиной!

Мевляна Джалаледдин Мухаммед Руми (XIII в. e.v.)

[XXXIII.2(98)] Ложь и невежество часто проливают чужую Кровь ради убеждённости, выдаваемой за Истину, — ради мнения, выдаваемого за Знание. Мудрость же всегда обретается собственной Кровью, ибо человек за всё в этом Мире — и за Мудрость в том числе — расплачивается своей Кровью и Временем прожитой Жизни. Время, имея свою длину, свою продолженность в Мире, отделяет человека от Вечности НЕРОЖДЁННОГО, но оно же служит трамплином для Мудрого, дерзающего воспарить к ВЕЧНОСТИ. Всякое Время имеет цену Крови, но миг Прозрения несравнимо ценнее веков, прожитых в неведении. Ибо Прозрение — это прорыв в ВЕЧНОСТЬ над Временем, стремительное Падение в Иное Небо, молниеносное Восхождение в Глубины Бездны НЕПОСТИЖИМОГО.

[XXXIII.3(99)] Отмеченные Любовью к Истине подобны прокажённым, чьи раны не могут быть излечены ни одним из лекарств этого Мира; они несут свои струпья словно короли — свои мантии, и головы их венчают Короны Нетварного Света, незримые для очей плоти. Любовь — это Воля к ЕДИНСТВУ. Истина — это наша Истинная Природа, Несотворённое НЕРОЖДЁННОЕ в нас. Истину невозможно познать умом, но Её можно явить собой — Истинным СОБОЙ. Все слова об Истине суть лишь комбинации букв, лишь сочетания звуков, раздавшихся в Пустоте. Все «объяснения» и «доказательства» — лишь пустая шелуха, лишённая ядра, лишь маски Неизвестного Актёра. Ни одно из выражений Истины не имеет смысла, но Её Присутствие придаёт смысл всему. И Незримый Светоч Её — Чёрное Солнце — всегда в зените, если ты не слеп...

(Продолжение следует...)

велеслав

Разбитое Сердце Мастера (XVII - XVIII)

Перед вылетом на Алтай вывешиваю две новые главы из "Разбитого Сердца Мастера". В ближайшие выходные запланированы две мои лекции в Горно-Алтайске (где именно - пока не знаю сам). В Москву надеюсь вернуться в конце месяца.

 

 

 

 

XVII

Следовать Потоку...

 

<14.10.2012>

 

[XVII.1(49)] Иногда человеку необходимо приложить немалые усилия, чтобы изменить нечто в себе или в Мире, иногда же нужно просто отдаться Потоку Существования, позволить происходящему «случиться» без нашего активного вмешательства. Умение различать, когда следует поступить так, а когда иначе, — это начало Мудрости. Обычный, обусловленный человек не способен ничего «делать», с ним всё «случается». Вступая на Стезю Духа, человек учится прилагать усилия ради достижения «невозможного», стремится выйти за рамки привычного «себя». Он развивает свою индивидуальность и раскрывает Истинную Волю — Внутреннюю Силу неконцептуализированного Намерения, отличную от внешних желаний. Затем, на завершающей стадии, когда Перенос Сознания из смертной личности в Бессмертную Сущность успешно осуществлён, человек вновь может «отдаться» Потоку, однако теперь это будет уже не машинальное следование своим личным обусловленностям, а вершение своей Истинной Воли, берущей начало в Сверхбожественном НИЧТО, в НЕРОЖДЁННОМ.

[XVII.2(50)] Существует немало псевдодуховных учений, призывающих человека «отдаться» Потоку Существования, не указывая при этом, на какой стадии Пути это необходимо сделать. Обычный человек, следуя Потоку, подобен магниту, который притягивает к себе то, что соответствует его природе. Таким образом человек неосознанно осуществляет «выбор» по «горизонтали», а не по «вертикали», — он притягивает к себе подобное тому, чем уже владеет, что является для него известным, но оказывается не в состоянии сделать шаг за пределы своей обусловленной личности и соприкоснуться с неизведанным или Непостижимым. Однако невозможно «случайно» найти Истину, раскрыть свою Истинную Природу, — для этого необходимо прежде приложить определённые усилия, превзойти прежнего «себя». И хотя само Прозрение не является плодом усилий и результатом каких-либо «практик», оно не «случается» с теми, кто даже не начинал своего Поиска, кто не прошёл стадию индивидуализации. В Учении Великой Нави Духовное Прозрение описывается как выход за пределы «человеческого, слишком человеческого»[1]:

 

[1] В Учении Великой Нави выход за пределы «человеческого, слишком человеческого» (говоря словами Ф. Ницше) означает не выход вовне, а обращение внутрь, или «возвращение» к своей Истинной Природе — Прозрение Истинного СЕБЯ. Слово «возвращение» взято в кавычки, потому что на самом деле возвращаться нéкому и нéкуда, ибо Я САМ и есть Бессмертное НЕРОЖДЁННОЕ, с Которым Я не могу «слиться», потому что Я и есть ОНО.

[2] Наша Истинная Природа переживается не как нéчто, а как Непостижимое НИЧТО, потому в Учении Великой Нави о Ней говориться как о Великой Бездне, превышающей все человеческие понятия, все качества, имена и формы. Непостижимое (равно как и непознанное) страшит обывателя, потому Демонов — бесформенные проявления Хаоса в Явленном Мире[2] — большинство людей представляет в образе уродливых, ужасающих существ. Так же обыватель «демонизирует» числа 5, 11, 13 и др., означающие выход за пределы ограниченного Космоса (5 — выход за пределы четырёх Природных Стихий; 11 — выход за пределы полноты Мира Яви, 13 — выход за пределы полноты Космоса, или всего Явленного Мира: Яви–Нави–Прави[3]).

[3] Для обычного, обусловленного человека «если Бога нет, то всё дозволено» (Ф.М. Достоевский, «Братья Карамазовы»[4]). Но последователю Учения Великой Нави, свободному от иллюзии «Бога» (ср. третье Великое Жертвоприношение на Шуйном пути[5]), известны добровольные ограничения ради раскрытия и утверждения своей Истинной Воли, которая берёт начало в Сущности и проявляется через развитую индивидуальность, в отличие от обусловленных желаний личности. Путь Великой Нави — это Путь от смертной личности через развитие индивидуальности к Бессмертной Сущности, нашей Истинной Природе. (В качестве отступления: личность связана с оригинальностью, индивидуальность — с талантом, а Сущность — с истинной гениальностью, которая есть не что иное, как проблески Нетварного Света Сущности, или Тёмного Сияния Бездны.)

 

[XVII.3(51)] Чтобы следовать своей Истинной Природе, прежде нужно научиться распознавать свои ложные личины. Чтобы следовать своей Истинной Воле, прежде необходимо познать природу своих желаний. Радикальное разотождествление со своими личинами ведёт к переживанию себя как Абсолютной Пустоты, как Безграничной Бездны Бесформенного НЕРОЖДЁННОГО. Бездна приводит наш рассудок, наше «человеческое, слишком человеческое» в ужас, не имеющий себе равных; но только в Прозрении Ужаса раскрывается наша Истинная Природа, только в прохождении через Врата Смерти обнажается наша Истинная Сущность — Бессмертное НЕРОЖДЁННОЕ. И тогда уже нéкому и нéзачем «отдаваться» и «следовать» Потоку, ибо между нами нет сущностного различия или разделения, никакой двойственности, ибо МЫ САМИ и есть этот Поток — Вечно Изливающееся из Себя Предвечное НИЧТО, из Которого рождается ВСЁ...

 

 

XVIII

Парадокс Мастера

 

<15.10.2012>

 

[XVIII.1(52)] На Пути Великого Совершенства, или Пути без пути, нет «Просветлённых Мастеров», есть лишь разбитое Сердце Мастера. Это утверждение может показаться поэтической метафорой или интеллектуальным парадоксом, хотя оно весьма точно выражает суть: Истинное Мастерство начинается за пределами Мастера. Тот, кто держится за личину «Мастера», ещё не Мастер. Не слова, не учения, не знания, а разбитое Сердце Мастера может стать для готового Вратами в Бездну, Окном в Пустоту, или даже Оком Пустоты, воплощённым Присутствием НЕРОЖДЁННОГО. Даже полное Любви и Сострадания ко всем живым существам Сердце — это всё ещё Сердце человека, но не Сердце Тьмы. Лишь когда сквозь абсолютную пустоту разбитого Сердца на этот Мир глядит Пустота Абсолютно Иного — Сверхбожественного НИЧТО, — этот Взгляд способен нанести незаживающую рану тому, на кого обращён. И если твоя готовность окажется такова, что эта рана, прожигая все покровы и ложные личины, достигнет твоей Сущности, то сокрытое в Обители твоего Сердца вырвется наружу, разрывая все покровы изнутри, и твой Внутренний Мастер, освободившись от оков «человеческого, слишком человеческого», вычертит на небосклоне твоего рушащегося Образа Мира пламенеющий Путь Звезды...

[XVIII.2(53)] Духовное Пробуждение — это не обретение новых знаний, относящихся к сфере Духа, а выход за пределы всех знаний, идей и концепций. Истинный Мастер не тот, кто «знает», а тот, кто больше не играет в эти игры, кто за пределами как «невежества», так и «знания». Истинный Мастер всегда внутри, ибо не отличен от твоей Истинной Природы, и одновременно Он всегда вовне, ибо Он есть Сам Предвечный Хаос, из Которого было рождено всё сущее, Сияющий Мрак НЕРОЖДЁННОГО. Если ты будешь искать Его только внутри, возможно, ты совершишь подмену, приняв своё личное за Вечное. Если ты будешь искать Его только снаружи, возможно, это станет препятствием для твоего постижения своей Истинной Природы. Увидеть Его в Потоке Существования — чревато ошибкой принять существующее за Него Самого. Отвержение Мира как такового — чревато ошибкой не заметить Его Присутствие во всём сущем без исключения.

[XVIII.3(54)] Лишь пребывая в Естественном Состоянии Первоосновы без «я-пребывающего», ты ясно видишь, что нет «постигших» и «не постигших», ибо «постигать», по сути, нéкому и нéчего! Когда ум, в котором возник вопрос, погружается в Сердце, он умолкает, и это становится Ответом. Когда же Сердце раскалывается на тысячу осколков, открывая за собой Пространство ПУСТОТЫ, — исчезает даже экстаз растворения, который ранее был Ответом... В Бездне нет вопросов и нет ответов, нет страдания и нет выхода за пределы страдания, нет порабощения и нет освобождения. Естественное Состояние Первоосновы охватывает Собой сё сущее, и нет никого, кто не находился бы в Нём изначально. Ясное вúдение этого становится для человека не приобретением, но, скорее, потерей всего того, что он прежде относил на счёт своего понимания, что считал «собой» и «своим». Когда оставлены все обусловленные состояния, остаётся лишь разбитое Сердце Мастера, лишь Естественное Состояние Первоосновы, в Котором нет «Учителя» и нет «ученика», — Великое Море размыло твои берега...

 

(Продолжение следует...)



[1] Ниже приводятся тезисы к моему выступлению на тему «Преодоление "человеческого, слишком человеческого" в Учении Великой Нави», состоявшемуся 12.10.2012 в Клубе «Касталия» (у Каина).

[2] Подробнее об этом — см. «Liber Δηλομελανικον»: «Демонология Хаоса».

[3] См. наш небольшой трактат по Нумерологии Хаоса под названием «Сакральные Числа Навославия» [2011] — из материалов, не вошедших в «Книгу Великой Нави».

[4] Ср. слова Дмитрия Карамазова, передающие сказанное Алёшей в споре с Ракитиным: «Только как же, спрашиваю, после того человек-то? Без Бога-то и без будущей Жизни? Ведь это, стало быть, теперь всё позволено, всё можно делать?»

[5] См. описание Трёх Великих Жертвоприношений в «Учении Великого Совершенства» (XVII).