Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

велеслав

Мудрость Безумца, благословлённого Тобою...

Мудрость Безумца, благословлённого Тобою...


1. Когда вино не пьянит, когда Смерть не страшит, когда Огонь не обжигает, — Сердце своё Ей одной отдай и не жди ничего взамен.
2. Когда струна порвалась, когда чаша пуста, когда хлеб твой стал камнем, — Сердце своё Ей одной отдай и не жди ничего взамен.
3. Когда Судьбою обласкан, когда друзей полон дом, когда возлюбленная нежна к тебе, — Сердце своё Ей одной отдай и не жди ничего взамен.
4. Когда глупцы судят об Истине, когда умники прикусили язык, когда царский двор подобен публичному дому, — Сердце своё Ей одной отдай и не жди ничего взамен.
5. Когда ты думаешь, что достиг, когда желанный дар лежит в руке твоей, когда предел человеческий достигнут, — Сердце своё Ей одной отдай и не жди ничего взамен.
Ведающему — достаточно.



[2014]
велеслав

Из "Книги Ученика"

LXII

Тишина и Безмолвие

  

<3.06.2013>

  

[LXII.1(184)] Есть тишина, которая возникает в уме как обусловленная реакция на какую-то внешнюю стимуляцию, и есть Безмолвие, которое раскрывается изнутри как наша Истинная Природа. Тишина, которая может возникнуть во время уединённого пребывания в горах, при созерцании красоты ещё не тронутой человеком Природы, во время участия в Религиозном Обряде, вследствие сильного эмоционального потрясения или как результат некой практики, следования подавляющей дисциплине и т.п., — подобно всякому обусловленному состоянию, не имеет отношения к нашей Истинной Природе, будучи всего лишь очередной формой бегства от СЕБЯ, состоянием, которое, хотя и может порой представляться чем-то Духовно значимым, обладающим глубоким Религиозным смыслом, не является Естественным Состоянием Первоосновы.

[LXII.2(185)] Любое обусловленное состояние не только не ведёт к обретению Внутреннего Лада, но, напротив, лишь усугубляет конфликт между разными частями личности, между различными склонностями ума. Когда одно из наших ложных «я» вдруг побеждает, толпы других «я» ополчаются против него, и стóит только внешним обстоятельствам чуть-чуть измениться, как обретённое прежде состояние исчезает, сменяясь новым, которому соответствует новое «я». В конце концов, одно «я», или одна группа «я», захватывает власть внутри нашей личности, подавляя, насколько это возможно, все остальные «я», — ведь подавить что-либо для нас гораздо легче, чем понять, осознать на глубинном уровне, когда понимание становится реализацией, качественно превышающей уровень ментальных спекуляций. Но никакое подавление не может осуществляться вечно, и рано или поздно всё то, что было подавляемо, вырвется наружу, и тогда станет ясно, что все прежние усилия по сдерживанию внутренних «монстров» лишь придали им силы, и отныне именно они будут властвовать над пространствами души человека...

[LXII.3(186)] Только коренной, радикальный поворот способен обратить нас внутрь СЕБЯ, заставить понять, что никакое из обусловленных состояний не в состоянии даровать нам Свободу, — что лишь выход за пределы всех состояний может вернуть нас к СЕБЕ, изначально пребывающему по ту сторону всех «состояний», в Естественном Состоянии Первоосновы. Обусловленное «прозрение» подобно конфете, сладость которой чувствуется лишь до тех пор, пока она не растаяла на языке. Истинное Прозрение вспыхивает тогда, когда мы более не ищем «конфет», когда мы оказываемся по ту сторону любых обусловленных состояний, и НЕРОЖДЁННОЕ дышит нами, возвращая нас от «себя» к СЕБЕ, от обусловленной тишины к Необусловленному Безмолвию Бездны по ту сторону снов...

  

(Продолжение следует...)

велеслав

Из «Навьего Молвенника»


 

 

 

Из «Навьего Молвенника»

(Liber IV.VIII)

 

 

Оглавление

 

1. Молвь до Морены

2. Молвь до Вещего

3. Призывание Силы Тьмяного Владыки (На преодоление препятствий)

4. Молвь до Навьих Дедов

5. Прославление Чёрного Солнца (Молвь до Мары)

6. Прославление Великой Нави

 

 

1. Молвь до Морены

 

01. Морена Тьмяна, Мати Неименуема,

02. Мати Неизследима и Сокровенна!

03. Приди и володычествуй в ны,

04. И очисти ны от маяты и мороки Яви,

05. И от кривды неведенья нашего!

06. Напои ны потоками Ведания Сути Твоей,

07. Прозрения Истины паче смердящей плоти дажди,

08. Света Нетварного Твоего, иже в миру, но не от мира,

09. В Обители Сердца — во веки веков! Вий-Ма!

 

 

2. Молвь до Вещего

 

01. Велесе Отче, Сам от Сути Безначального!

02. Отверзи Вещее Око во челе моём,

03. Сердца Вещего Врата отопри!

04. Яко же и аз в Безмолвии Сердца узрю Тя

05. И не отвращу Ока Духа своего от Сути Твоей,

06. Тако пребуди со мною неотступно ныне и впредь,

07. И научи мя Веданию Твоему, и николиже не остави мя,

08. Бо еси Душа души моей, Суть сути моей!

09. И да пребудет во мне неотступно Премудрость Твоя! Вий!

 

 

3. Призывание Силы Тьмяного Владыки

(На преодоление препятствий)

 

01. Тьмяне Владыче, свету белого Рассоздателю!

02. Труды наши из Пекла видя, Мощи Своей нам даруй,

03. Ослабу оков мира Явленного душам нашим подаждь,

04. Чёрным Огнем Нетварным в Сердцах наших пребуди!

05. Отче! Тя словом и делом величим днесь и ночесь,

06. Яко Духа Очес Отверзатель еси, — Прозренье даруй

07. Иновой Сути Твоей; Нави Великой Врата отверзни,

08. Чёрным Пламенем Растворения нас настави, —

09. Да будет всехвалимо Твоё крепкое заступление! Вий!

 

 

4. Молвь до Навьих Дедов

 

01. Деды Навии! Воззрите на мя, духи Вещие,

02. Путь Велесов во путях земных мне кажите!

03. Да прорастёт зерно, что Вами посеяно,

04. Да станет во благо, что Вами содеяно;

05. Да очистятся помыслы мои от кривды,

06. Да очистятся очи мои от мороки неведения,

07. Да очистится Сердце моё от всего, что смертно!

08. Ведание Истое враньим крылом в Потеми распахните,

09. Стези Незримые, яко ходы Змеиные, верным отверзните,

10. И да направьте мя в постижении Сути Глубинной,

11. Дабы возмог аз Мудростью и Силою Велесовой облечься!

12. И да будет каждое деяние моё, слово и помысел мой —

13. Почестью вам да во славу Вещего! Да будет так! Вий!

 

 

5. Прославление Чёрного Солнца

(Молвь до Мары)

 

01. Велико Таинство тайных — Светоч Немекнущий,

02. Чёрное Солнце паче светочей мира сего сияет!

03. Мара власы Свои распустила в ночи —

04. Нетварного Света Нерожденная Мати,

05. Незаходимого Светила Предсущая Суть!

06. Прими, Черна, хвалы Неспящих!

07. Прими, Ужас Мира, славы величащих Тя!

08. Се — Чёрное Солнце восходит в Обители Сердца,

09. В Полночи Мира ликуй, Рассоздания Серп! Вий-Ма!

 

 

6. Прославление Великой Нави

 

01. Яко нощь молниезвёздна очи отверзла на небе,

02. Тако во Сердце Вещем встрепенулась Предвечная Тьма —

03. Матерь наша Предвещная, Древняя Древних,

04. Неименуемая, паче разумения человеков,

05. Превыше знаемого и незнаемого — Великая Навь!

06. От Великой Нави стала Навь во Тремирьи,

07. От Великой Нави стало Учение волхвов — людей Вещих,

08. От Великой Нави Огненная Кровь в мир сей истекла.

09. Славим Великую Навь — словом и делом верным,

10. Славим Великую Навь — Тьму Предвечную в Сердце Вещем,

11. Славим Великую Навь — Суть Сокровенную нашу,

12. Единую, Непреходящую, яко Море Предвечное,

13. Кое же да не иссякнет вовек! Вий-Ма!

 

Слава Великой Нави!

 

[2009–2010]

 


море садх

Велесовы Сказы...


 

 

 

Велесовы Сказы...

 

 

...это Свет, разлившийся в Пустоте. Это Солнце, выглянувшее из-за туч и отразившееся в глазах изумлённого своим Бессмертием старика... Это осенний лист, падающий на мокрую землю в последний день войны... Это старый потрескавшийся ковш, найденный на чердаке заброшенного дома в мёртвой деревне...

Это глаза моего деда, глядящие на меня откуда-то из моего полузабытого детства, пахнущего деревенской дворовой соломой и парным молоком, сыростью леса после грибного дождя и сосновыми стружками обтёсанных рубанком досок, — это мои глаза, какими они станут, когда этого мира и этого меня уже не будет... Это вечная тоска. Тоска — по Дому...

Мне кажется, что радуга — это улыбка Бога. Я читаю по губам...

 

 

велеслав

Из радений Яромира Заточника


 
 
 
Из «Травника»
 
 
Есть трава именем кликун. А в круг ея склонились все прочие травы до земли, яко пред князем. И кличет она дважды по зорям утренней и вечерней зело страшным человеческим голосом. А корень тоя травы — яко человек есть видом и составом, глава и руки, и ноги, и всё по подобию. Близко себя человека не подпускает трава та, не даётся человеку взять. И когда пойдёшь по траву кликун, читай славы Богам — Велесу да Мокоши, Чернобогу да Маре, иначе либо живу не быть, либо не ту траву сыщешь, либо трава та пуста тебе будет. А иди в глухую полночь, а как придёшь, так власы распусти, лишнее сними, очертись серебром вкруг себя и травы той. И когда корень брати будешь, скажи человеку, не я, де, гублю тя, а нож сей, не на пусту забаву беру де, но на нужду велию. И дастся. Того человека откопать и вынуть, и перво-наперво взрезати ему рёбра и забрати ретивое сердце. И сердце то для волшбы любной гоже — высушить, в прах истереть и дать его в питии кому, и тот по тебе сохнуть и вянуть станет; а тако ж к выгодной женитьбе ведёт, коли при себе носить будешь. А голову урежь, на то гожа, чтоб супружнюю любовь воротить — держи при себе или неверному мужу али жене покажи ненароком; ещё в торговле поможет, вкруг тебя вертеться люд будет; ещё рука та от глада, хлада и оружия убережёт, коли носить будешь. А правую руку урежь тако ж, измену прекратит — изотри мизинцем ту руку и дай в питье. А ребро правое урежь и умойся с него — любить и жаловать будут тебя, как мать дитя. А печень урежь — чадородие возвращает. А кто чем болит, рукою, или животом, или главою, то ту часть от корня отрезать надлежит и при больном месте держать или умываться с воды, куда пустил руку, или сердце, или что надобно. И от порчи тот корень добр. И нет его больше по силе, ибо на всё добр, коли знать, как приложить.
 
 
Примечания влх. Велеслава:
 
1. Ср. описание кликун-травы в рукописном «Травнике» сер. XVIII в., хранящемся в Отделе рукописей Библиотеки Российской Академии наук в Санкт-Петербурге: «Трава кликун, а кличет голосом по зорям по дважды: "Ух, ух!". А доходить ее сице. На коем она месте стоит, круг ее трава на сажень или болши поклонилась, и она в средине стоит. А корень тоя травы, яко человек, глава, и руки, и ноги, и все по подобию человека. А силу она в себе имеет такову: к чему хошь, к тому и годна. И имянуетца та трава царь» (л. 13, №77).
 
2. Ср. описание травы парамон (парамонть) в рукописном «Лечебнике» втор. пол. XVII в., хранящемся в Отделе рукописей Государственного Исторического музея в Москве: «А имати ея на Рожество Иоанна Предтечи (т.е. на Купалу) в вечеру сквоз гривну злату или серебрену, окопать руками и достали не вынимать, говорить молитва, а быть чисту от всякие скверны. А корень травы тоя человек, а трава выросла у него из ребра. И разрежь ребро, и вынь сердце, и у кого болит сердце, с него умыватися, будет здоров. А у которои детеи нет, и та же как емьлет корень, что человек, и варить в молоке по 3 утра, и пить на дще сердце по 3 ж утра, тогда родитца дочь, а потом сын» (л. 15 об. – 16).
 
3. Ср. описание травы димитар в рукописном «Травнике» втор. четв. XVIII в., хранящемся в Отделе рукописей Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге: «Димитар есть трава... А есть под тою травою человек, и та трава выросла у него из ребра. Ино выни того человека, и вырежи ему перси, и вынь сердце. Аще муж жены не любит, ино главу того человека поставить против мужа, и от того он возлюбит жену свою велми. Или которая жена мужа не любит или муж жены, и блудит от нея или от него, и десная его рука истерти мизиным перстом, и дать окутатись, ино от того часу не блудит. Или у которои жены детеи нет, ино от человека печень варить в молоке и давать по три утра на тощее сердце, то преж отрок будет, потом девица будет» (л. 11 – 11 об.).
 
4. Также ср. описание травы семитар в сборном «Лечебнике» третьей четв. XVIII в., хранящемся в Отделе рукописей Библиотеки Российской Академии наук в Санкт-Петербурге: «Корень у ней, что человек, и та трава выросла у него из ребра. Рвать ево тако: добыть собака черная бес пятен и снять с себя пояс, чтоб был чистои, и привезать концем за корень, а другим к сабаке, и она тот корень вытянет. И держать в чистоте.
1. Аще муж жены не любит, то поставить против мужа главу, и от того возлюбит вельми. Аще жена не любит, поставить главу против жены, и она возлюбит.
2. Аще жена от мужа или муж от жены блудит, того человека от правой руки оттереть мизинной перст и положить в воду и окатить, от того часу не будут блудить.
3. Аще у которой жены детей нет, того человека печень варить в молоке и давать ей пить по три утра натощак, то прежде отрок будет, а потом девица.
4. Сердце того человека аще кому дашь, то изгошает по тебе, сиречь тосковать будет. А глава ево добро есть имети.
5. Когда роженицам дают с того корня пити и <неразб.> от того здравит» (л. 31 – 31 об.).
 
5. В «Травнике», входящем в состав «Лечебника» втор. четв. XVIII в. из собрания Величко, хранящемся в Институте русской литературы (Пушкинский Дом) Российской Академии наук в Санкт-Петербурге, приводится другое название травы семитарпокрик. Именно так в польских «Травниках» XVI–XVII вв. именовали мандрагору. Использование чёрной собаки при выкапывании корня мандрагоры — известно ещё со времён античности.
Мандрагора — ядовитое растение Mandragora officinarum L. с разветвлённым корнем, похожим на две человеческие ноги, растущее в Средизмноморье (Италия, Греция, Малая Азия). Мандрагора была известна ещё в Древнем Египте: её изображение найдено в гробнице, относящейся к XVIII династии (1550–1350 гг. до н.э.). Растение под названием dudaim, отождествляемое многими исследователями с мандрагорой, упоминается в «Библии» (Быт. 30, 14 и дал.).
В Древней Греции мандрагору связывали с Афродитой и Цирцеей. Пифагор называл её «человекоподобным растением» (άνθρωπόμορφος), Колумелла — «травой-получеловеком». О связи мандрагоры с любовной волошбой см., напр., у Феофраста (III в. до н.э.): «...вокруг первой мандрагоры надо трижды очертить мечом круг и срезать её, глядя на запад; вокруг следующей — плясать, приговаривая как можно больше любовных речей» (IX. 8. 8).
Иосиф Флавий (I в. н.э.) в «Иудейской войне» писал о неком магическом растении, похожем на мандрагору, которое «обкапывают вокруг так, чтобы самая малая часть корня оставалась скрытой землёй, затем к нему привязывают собаку, и когда она устремляется за привязавшим её, корень легко извлекается из земли, собака тотчас же умирает, как бы вместо того, кто хотел взять это растение. И после этого нет никакой опасности для тех, кто берёт его. Добывать его, несмотря даже на такие опасности, стоит из-за одного-единственного свойства. Ибо так называемых демонов (они же суть духи злых людей), вселяющихся в живых и умерщвляющих тех, кто не находит спасительного средства, этот корень немедленно изгоняет, даже если его только подносят к больным» (VII. VI. 3).
Абатисса Хильдегарда Бингенская (XII в.) писала, что, вырвав мандрагору, необходимо положить её на день и ночь в ключевую воду, чтобы из неё ушло всё злое. В противном случае растение можно было использовать в колдовстве. В немецкой традиции мандрагора известна под именем альраун (alraun). Собственно альрауном называли не только корень мандрагоры, но вообще вырезанные из мясистых корней растений фигурки человека, используемые в магии. В немецких народных верованиях мандрагора называлась также Galgenmännlein (буквально: «висельничек»), так как считалось, что она вырастает из семени повешенного прямо под виселицей. Верили, что добывать её нужно при помощи вышеупомянутой чёрной собаки, заткнув себе уши ватой, воском или смолой, так как при вырывании растение издаёт страшный крик...
 
 
Слава Роду!
 
[2008]
велеслав

Празднование Перунова дня в современном Родноверии

 Завершение статьи:
 
 
4. Перунов день: общие сведения
 
1. Перунов день — великий Святодень всех воинов-защитников Родной Земли, а также всех честных радарей-пахарей, отмечаемый на Руси 20 липеня/июля.
 
2. В эпоху двоеверия на Руси о сию пору отмечали Ильин день («Илью-пророка»). В народе говорили: «До Ильи облака ходят по ветру, а с Ильи начинают ходить против ветру», «На Илью до обеда — лето, а после обеда — осень», «До Ильи поп дождя не умолит, после — и баба фартуком нагонит», «До Ильина дня дождь в закром, а после Ильина дня — из закрома», «Илья словом дождь держит и низводит», «Илья грозы держит, Илья хлебом наделяет», «С Ильина дня мужику две угоды: ночь длинна да вода холодна», «После Ильина дня в поле сива коня не увидать — ночи тёмные». «Илья-пророк — косьбе срок», — то есть заканчивается сенокос и начинается жатва, «Илья-пророк в воду льдинку уволок», — по поверьям, у мчащегося по поднебесью Перунова Коня[1] в этот день слетела подкова и упала в воду, отчего вода похолодела (также говорили: «На Ильин день олень копыто обмочил — стала вода холодна»).
 
3. Согласно белорусским верованиям, сестра (или, по другой версии, жена) Ильи — Мария Огненная — постоянно скрывает от Него день Его чествования, потому что если Он узнает, то от радости может так разойтись, что испепелит весь свет. В народных песнях и преданиях южных Славян Огненная Мария очень часто представляется с атрибутами Перуна (стрелами-молниями):
 
Свет Илиjа грома небесного,
А Мариjа муньу и стриjелу...[2]
 
4. По народным поверьям, дождём на Перунов день смываются злые чары — «лихие призоры» (сглазы и порчи) и многие болезни. Например, чтобы снять припадки падучей болезни (эпилепсии), учили знахари, к этому дню следует сшить больному рубаху, одна половина которой будет пошита из мужской рубахи, а другая — из женской. Как только больной проснётся, на него нужно надеть эту рубаху, подвести к зеркалу и трижды сказать: «Не в женском, не в мужском, не в рубахе, не в платье, а в рубище. Как мир людской помнит день Ильин, так и [имярек] с этого дня будет жив, здоров. Как Илья исцелился, так и [имярек] исцелится!»
 
5. Заметим, что в приведённом выше заговоре имеется в виду чудесное исцеление былинного русского богатыря Ильи Муромца, образ которого, равно как и библейского пророка Илии, в эпоху двоеверия тесно связывался в народном сознании с Перуном[3]. Причём, согласно русским былинам, Илья Муромец вовсе не был приверженцем христианства:
 
Он начал по городу похаживать —
На Божии храмы да он постреливать.
А с церквей-то он кресты повыломал,
Золоты он маковки повыстрелил,
С колоколов языки-то он повыдергал.
Заходил Илья в дома питейные,
Говорил Илья да таковы слова:
«Выходите-ка, голи кабацкие,
А на ту площадь на стрелецкую,
Подбирайте-ка маковки да золочёные,
Подбирайте-ка вы кресты серебряны,
А несите-ка в дома питейные...»
 
6. Перунов (Ильин) день издревле называли в народе «сердитым днём». Работать в этот день, по обычаю, было нельзя: «На Ильин день снопов не мечут: грозой спалит». В этот день не выгоняли скот за околицу, так как считалось, что в это время в лесу свободно разгуливают дикие звери (особенно волки) и ядовитые змеи.
 
7. Ильин день — начало охоты. Охотники с утра снаряжались в первый выезд на волков. Если на Ильин день удавалось вернуться «с полем», то есть добыть «серого», — это считалось счастливым предзнаменованием на весь охотничий сезон. Народная традиция сохранила старинный заговор, который охотник, выходя на Ильин день из дома, шептал про себя: «Пойду в лес, затворю эту дверь. Я в лес, а ко мне зверь: сохатина, зайчатина, медвежатина и вся лесная рать, чтоб мне домой забрать!»
 
8. На Ильин день в деревнях просили благословения на семена будущего урожая: «Батюшка Илья, благослови семена!» Также на Ильин день перегоняли пчёл, подчищали ульи, подрезали первые соты, отсюда поговорка: «Богат, как Ильинский сот».
 
9. Различали Илью Мокрого и Илью Сухого: Мокрым его величали во время молений о ниспослании дождей на ниву, а Сухим — во время молений о прекращении затяжных дождей. Если на Перунов (Ильин) день вовсе не было дождя, опасались скорых лесных пожаров.
 
10. Готовились к Перунову дню в течение целой недели. Пекли огромный пирог на всю деревню, приготовляли большой кусок творога, варили пиво. В обрядовую пищу на Перунов день также употребляли мясо быка и петуха, баранину и варёный горох.
 
11. В самом начале празднества добывали трением Живой Огонь, и уже от него запаливали Краду из чистых дубовых поленьев. Само празднество включало в себя две составляющие: воинскую и земледельческую, подробнее о коих см. наши: «Свято Перунье» и «Перунов день»[4].
 
12. Вскоре после Ильина дня отмечали: 24 липеня/июля — Борис и Глеб летние («На Бориса и Глеба — пали копны: гроза жжёт копны у тех, кто работает во сей день»); 27 липеня/июля — Пантелеймон Целитель, прозванный в народе «Палием» («Кто на Палия работает, у того гроза спалит хлеб», «Палий — пали копны: Палий спалит двор у того, кто возит в этот день копны на гумно»); 30 липеня/июля — Силин день («Святой Сила прибавит мужику силы», «На Силу и бессильный богатырём живёт», «На Силу не взять ведьме над скотиной силу»[5]).
 
 
5. Празднование Перунова дня в ССО СРВ[6]
 
1. Главный Воинский праздник в году — Перунов день — отмечается на Руси 20 липеня/июля. К празднику начинают готовиться заранее — за седмицу (а то и за две).
 
2. Все мужчины, присутствующие на зачине, должны иметь при себе оружие (нож, топор, а если есть разрешение, то что-нибудь более подходящее для современности). После славлений Перуну воины приступают к освящению оружия: на щиты, положенные перед Капищем, кладут мечи, топоры, колья, ножи, булавы и другое холодное оружие.
 
3. За седмицу до того кидаются жребии (для определения жертвы). Если выпадает «жертва», то приносится бык, а за неимением оного — петух (должен быть одного цвета, не пёстрый, лучше всего красный). На жертвенной крови заговаривается оружие, жрец производит помазание кровью чела каждого воина, после чего те надевают на голову красные повязки (те, у кого нет очелья). Если выпадет «серебро», то приносятся деньги. Если выпадет «брашно», то приносится пища. И, наконец, если выпадет «пря», то воины вступают в поединки. На зачине выбираются пары поединщиков (на кого падёт жребий). Поединщики сами договариваются между собой о выборе оружия или борьбы. Над жертвенным Огнём освещаются воинские обереги. Произносятся славления Перуну (слогом «Велесовой Книги»[7]):
 
4. Пожещемоти, Боже! Яко се намо деяцеши суру пити. Смертию а на врази грендешеши, а тоя беяшеши мещем твоем. Мовлено мзгоу а свентем мрещиши ощесы. А анъщ на не натенчаше, або исиан знещенти то, убо Пероуну ат омовленхомсен. Яко онь с незбавитихом сверзи грябе ида инде то иден, яко хощеши ты. А зобых имо упрензвенцещи а громовити на ны. А то бысте сила тва на нь поля о плоднящи а гръм, ижде лиящетисен а онь и тьму сем облази, яко идехом по въле твоеи... Азъ бо утрениа слава ти ренще наимах. А тако рцемо, яко благо есь а под тащ благ наших... Упръщеная оны суте, яко овця утещашут... да имеши ны ве все дниа! Да будехом ти вирни и до конце славы твоея... отще бо наше сен да вожде а да бендищи тако во си дни... Жъртву ти правихом овщане бращно. А тако поем славу а великоща твоя...
 
5. После зачина начинается обрядовый бой двух воинов — олицетворение битвы Перуна с силами Нави. По окончании боя воины несут ладью с дарами и ставят на Краду. Вечером, на закате, жрец, раздевшись по пояс, поджигает Краду. После того, как костёр прогорит, воины насыпают над пеплом курган и начинают тризну (включающую в себя обрядовые бои на кургане).
 
Уходит воин... Вслед ему несутся плачи, пламя Крады,
И, обнажая гордый стан, снимают юноши наряды,
И всходят на курган, наверх, где близко грозовые тучи,
Где дремлет, позабыв про всех, Владыка Битв — Перун Могучий.
И вот сошлись... И бой кипит, роняя молнии и громы.
Земля гудит, земля дрожит, катится с кручи побеждённый,
И щит приходится о щит, а в небе, тьмою окружённый,
Перун проснулся! И гремит! Земной борьбой заворожённый...
 
Ярисвет (Е. Сизов)
 
6. В этот день проходят особо торжественные посвящения в воины. Для начала жрец отправляет посвящаемых «в Навь», совершая над воинами особый обряд вхождения в мир Мёртвых. Испытуемых как бы убивают, затем кладут на землю навзничь, с закрытыми глазами. С этого времени с ними никто не должен разговаривать, кроме жрецов, проводящих обряд. Затем они должны подвергнуться четырём испытаниям.
 
7. Первое испытание — Огнём. Жрец по одному поднимает испытуемого и подводит к «Огненной реке» — площадке раскалённых угольев шириною в 5-6 шагов. Необходимо её преодолеть не очень быстрым шагом, чтобы попасть на другую сторону. Нужно погрузить себя в особое состояние отрешённости на время этого испытания, чтобы не обжечься. Если бояться, медленно или очень быстро идти, то первое испытание окажется последним.
 
8. Второе испытание заключается в том, что испытуемый должен с завязанными глазами дойти до дуба или Родового Столба за три попытки. Лёгкое на первый взгляд испытание оказывается не менее трудным. Необходимо запомнить путь к дубу, затем пройти эти 30-40 шагов «по памяти», определяя по слуху (пение птиц) и осязанию (ветер) верное направление.
 
9. Испытание третье — найти среди нескольких предметов самый нужный, отгадать загадки (за три попытки). Тех, кто не проходит третье испытание, закапывают в землю, закидывая дёрном, где он и лежит до тех пор, пока его не выручит другой испытуемый, отдав одну или две из своих попыток. Это испытание на взаимовыручку.
 
10. И, наконец, испытание четвёртое — на хитрость и ловкость. На испытуемого начинается настоящая охота. Он должен за определённый промежуток времени уйти от погони, спрятаться в лесу или высокой траве, а затем пробраться через цепь сторожей к священной яблоне (или дубу), коснувшись рукой листьев. Только после всех испытаний он может считаться настоящим воином. Затем жрецы «возвращают к жизни» испытуемых, для продолжения тризны.
 
11. После тризны устраивается братчина (совместная трапеза), на которой поминают всех павших Славянских воинов. Обрядовая страва (еда): говядина, дичь, курятина, каши. Из напитков: мёд, красное вино, пиво, квас. После братчины до позднего вечера продолжаются игрища.
 
12. Игрища начинают со взятия «городка». В этот день отдают предпочтение воинским утехам, но не забывают и о делах любовных. Волхвы советуют провести ночь после праздника с женщиной. Плох тот воин, который одерживает победы только над врагом...
 
 
6. Празднование Перунова дня в Круге Языческой Традиции (КЯТ)[8]
 
1. Перед началом жатвы, 20 липеня, отмечается день Перуна — день Бога-Покровителя всех воинов Земли Русской, помогающего чтящим Его одерживать победы на поле брани и преодолевать трудности в повседневной жизни. Пахарь же просит Перуна пригнать дождевые облака и пролить дожди во времена засухи. По обычаю, надобно воздать честь Перуну перед жатвой, чтобы погода была хорошая, чтобы не положил урожай ветер да дожди проливные, чтобы град не побил.
 
2. На Капище Громовержца, у Дуба Священного, просят воины вдохнуть Силу Бога в ратный булат, защитить в битве от вражеской стали, придать сил и стойкости на поле кровавой жатвы. Присягают вои, клянутся в верности Матери Родной Земле, Дружине, Народу честному.
 
3. Капище устанавливается близ дубовой рощи (за неимением таковой — близ зрелого дуба). Ставится Чур Перуна-Воина, рядом же с ним из камней складывается требник.
 
4. В первую очередь, Перунов день — это праздник мужчин-воинов, так как именно Перун покровительствует Воинскому сословию. Все мужчины, которые будут присутствовать на обрядных действах, согласно обычаю, на зачин являются обряженные, и обязаны иметь при себе оружие (нож, топор).
 
5. Зачин обряда кладут воины во главе с верховодой. Они  совершают торжественное шествие вокруг Капища с огнём (возожжённым со всеми почестями жрецом Перуна). Идут — с песнями, посвящёнными воинской доблести, которые переходят в славления Великому Богу Перуну. Воины встают в коло и пускают по кругу братину. Каждому даётся слово.
 
6. На сам обряд не допускаются несовершеннолетние. По окончании действа жрецы (по предварительному согласию) проводят обряды имянаречения и посвящения в воины.
 
7. После славлений Перуну воины приступают к освящению оружия: на щиты, положенные перед Капищем, кладут всё холодное оружие, принесённое с собой на обряд. В жертву Перуну приносится бык (при невозможности принесения большой требы — петух, который должен быть одного цвета, лучше всего красный, но не пёстрый).
 
8. На жертвенной крови заговаривается оружие, жрец мажет кровью чело каждого воина, после чего те надевают на голову красные повязки. Над жертвенным Огнём освящаются воинские обереги.
 
9. Затем начинается обрядовый бой во славу Перуна, по окончании которого воины несут ладью с дарами и ставят на Краду. Верховода либо жрец Перуна, с оголённым торсом, поджигает выложенную заранее выбранными опытными воинами Краду. После того, как костёр прогорит, воины насыпают над пеплом курган.
 
10. Затем на кургане совершается тризна, на которой поминают всех павших Славянских воинов. Проводятся воинские бои. Тризна завершается общей трапезой. Обрядовой едой является говядина, дичь, курятина, каши. Из напитков: мёд, красное вино, пиво, квас.
 
11. Празднество завершается игрищами, направленными на проявление мужеской силы и доблести. И перетягивания на гужах здесь хороши, и борьба.
 
12. Роль женщин на этом празднике, в целом, сводится к тому, чтобы раззадоривать мужчин, да к приготовлению трапезы. Женщины на Перуновом дне, в основном, — зрители, перед которыми мужчины должны показать всю свою доблесть и силу, одним словом, свои способности защитника семьи и своего Рода.
 
 
7. Перунов день «Родолюбия» лета 2008
 
1. В этом году Русско-Славянская Родноверческая Община «Родолюбие» (входящая в состав Содружества «Велесов Круг») праздновала Перунов день под Москвой, на Капище Всебожья, расположенном недалеко от станции «Луговая». Обряд был разделён на две части: воинскую и общую.
 
2. На воинскую часть обряда были допущены только мужчины-воины, для которых при входе были проведены испытания на крепость тела и Духа. Лишь достойные — сильные как телесно, так и Духовно, — были допущены на Капище.
 
3. Прошедшие испытание воины встали вокруг сложенной из дубовых поленьев Крады. Обнажённый по пояс жрец (также предварительно разувшись) запалил Краду факелом, зажжённым от Огня на Божнице. Волхв рёк слова на зачин, согласно нашему «Уряднику Малому»[9] ивозносил славы Перуну.
 
4. Затем жрецы начали выкликать воинов для обрядовых поединков во славу Перуна. В круг вызывали по два человека, которые бились друг с другом на кулаках до победы одного из них, либо пока жрецы не останавливали поединок.
 
5. Лучшему из воинов досталась великая честь — принести в жертву Перуну сырое бычье сердце, которое он на колоде разрубил секирой пополам. Одну часть жрецы затем принесли Перуну — в Огонь, а второй частью причастили всех собравшихся на Капище. После чего жертвенной кровью освящалось оружие — ножи, которые воины имели при себе.
 
6. В завершение воинской части обряда по кругу была пущена братина с красным, как кровь, вином...
 
7. Заметим, что приношение в жертву Перуну быка на Перунов день (Ильин день — в эпоху двоеверия) сохранилось на Руси вплоть до XX в. Согласно этнографическим данным, в этот день крестьяне собирались со всей деревни на братчину, резали быка, варили его мясо в одном большом котле и ели «всем миром»...
 
8. Затем наступила пора общей части обряда, на которую на Капище были приглашены все собравшиеся. Жрецы обнесли круг сородичей обрядовым караваем, испечённым специально к Перунову дню с добавлением молотых желудей, после чего по кругу была пущена братина с квасом.
 
9. Пока шла братина, собравшиеся приносили частные требы и рекли славы Перуну и Предкам-воинам, проливавшим свою кровь за Родную Землю и свой Род.
 
10. В завершение обряда собравшиеся «склепали коло» (взялись за руки, замкнув единый круг Силы) и все вместе, единым гласом, повторяли построчно словеса, рекомые волхвом:
 
Сила людей,
Воля людей,
Слава людей —
Всё для волхвов!
 
Сила волхвов,
Воля волхвов,
Слава волхвов —
Всё для Дедов!
 
Сила Дедов,
Воля Дедов,
Слава Дедов —
Всё для Богов!
 
Сила Богов,
Воля Богов,
Слава Богов —
Всё для Руси!
 
Слава Руси!
Слава Руси!
Слава Руси!
 
Слава Роду!
Гой!
 
11. Завершился праздник игрищами, песнями и совместным братчинным пиром — во славу Перуна, во славу Родной Земли и Предков.
 
12. Тем временем на Капище жрецы проводили обряды очищения и имянаречения, ради которых люди съехались с разных городов России, и даже из Германии...
 
 
Слава Роду!
 
[2008]


[1] Согласно народным верованиям, летом Перун (или Илья) ездит по небу на огромной Огненной Колеснице либо верхом на Коне, чьи подковы выбивают из Небесной Тверди снопы искр (отчего бывает гроза), а зимой Он передвигается на санях, поэтому ни грозы, ни грома в эту пору не бывает.
[2] Цит. по изд.: Иванов Їордан. Культ Перуна у южных славян. — М.: Ладога-100, 2005. С. 30.
[3] «В народной среде Илья-пророк принадлежит к числу самых популярных святых. По свидетельству народных сказаний, Илья до 33 лет «сиднем» сидел дома, но был чудесным образом исцелён и наделён несоизмеримо огромной силой (ср. образ Ильи Муромца). После этого живым он был вознесён на небеса (ср. образ Илии-пророка)». (Цит. по изд.: Котович О., Крук Я. Золотые правила народной культуры. 2-е изд., испр. и доп. — Минск, 2007. С. 214.)
[4] См., напр., следующ. изд-я: 1) Влх. Велеслав. Перун. — М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2004; 2) Влх. Велеслав. Книга Велесовых Радений (Духовные практики и обряды Русско-Славянского Родноверия). — М.: Велигор, 2008.
[5] На Силин день, по народным верованиям, «обмирают» ведьмы, опившись выдоенным у чужих коров молоком. Кто увидит, как ведьма «обмирает» — страху натерпится немало. Но не следует плошать, надо поскорее пук соломы зажечь да пятки ведьме прижечь. Тогда она на поскотину или на чужую ниву уже никогда не придёт.
[6] ССО СРВ — Союз Славянских Общин Славянской Родной Веры с центром в Калуге. Подробнее о праздновании Перунова дня в ССО СРВ — см., напр.: Казаков В.С. Мир Славянских Богов. Изд. 5-е, пер. и доп. — Москва-Калуга: «Русская Правда», 2008.
[7] Использование языка «Велесовой Книги» является характерной чертой обрядов, проводимых Общинами, входящими в состав ССО СРВ.
[8] По Уряду празднования Перунова дня, составленному Пересветом (Община «Велесье», входящая в КЯТ). Материал предоставлен Веледором.
[9] См, напр., следующ. изд-я: 1) Влх. Велеслав. Обрядник. — М., 2003; 2) Влх. Велеслав и др. Обрядник Толковый. — М.: Изд. Общины «Родолюбие», 2004; 3) Ставр, влх. Велеслав. Русское Родноверие. Родные Боги, Мудрословие, Обряды. — М.: Белые альвы, 2005; 4) Влх. Велеслав. Книга Велесовых Радений (Духовные практики и обряды Русско-Славянского Родноверия). — М.: Велигор, 2008.