veleslav13

Categories:

Сияние горных Вершин

II

<Вт., 18 серпня 2020> 

Утром встаём рано, чтобы успеть к 8.00 на завтрак. Только сейчас, при свете дня, мы видим, какая красота окружает нас повсюду! Солнце ярко светит, стремительно вытесняя утреннюю прохладу с горных склонов. Со смотровой площадки открывается восхитительная панорама окрестностей — беспредельных, напитанных светом и воздухом просторов, ещё хранящих отпечатки присутствия Древних Сил, превосходящих человеческую обыденность.

В горах вера в Богов и Духов кажется естественной. Даже настороженный по отношению ко всему новому и неизведанному рациональный ум не спорит с этой очевидной истиной, буквально разлитой в воздухе вокруг и запечатлённой магическими печатями гор в отдалении. Здесь совершенно другой мир, который не нуждается в доказательствах своего бытия и не маскируется ни подо что, придуманное или прирученное людьми...

* * *

<Пишу в вертолёте> Так как у нас просто физически нет времени на многодневное восхождение, подниматься приходится на вертолёте. Пусть в этом действии и нет личного героизма, однако в нём, безусловно, присутствует отпечаток героической Воли всего человечества, выходящего за рамки природной обусловленности (со всеми плюсами и минусами этого подхода).

Летим над пастбищами, горными речушками, над золотым полем с подсолнухами. Пилот опускает борт ниже, так что нам кажется, будто мы мчимся над потоком расплавленного золота, вытекающего из каменного тигля горы. Прибываем в лагерь в живописном ущелье. Здесь переоблачаемся в обрядовую одежду и вновь усаживаемся в вертолёт. Резко взмываем — что-то внутри будто замирает на миг — и летим через горные перевалы, облака, маневрируем в ущельях, проносимся над речками неописуемого цвета, взмывая над скалами и низвергаясь в пропасти, обгоняя летящих рядом орлов, и приземляемся среди совершенно марсианского пейзажа, среди облаков и каменных зубьев, на высоте 3 600 м.

Расстилаем рушники на древний, как сама эта гора, слоящийся пластами камень, наполняем братину, воскладаем жертвенные дары... Зажигалки здесь не искрят, растительности не видно, а разреженный горный воздух пьянит без вина. Древние аланские дороги и «рунические» камни с древнетюркскими письменами, дольмены и многочисленные археологические древности скифо-сарматского времени (кое-что из них нам показали в горном лагере) — остаются где-то там, внизу, а здесь, у самых Небесных Врат, сейчас начинает твориться таинство Обряда...

<...>

Древние Силы, проявленные в горах Кавказа ещё до того, как люди дали Им имена, незримо вступают в наш круг. Или, вернее сказать, это мы в какой-то момент пересекаем незримую черту и начинаем чувствовать Их могущественное Присутствие, — как человек, поднявшийся на гору, в какой-то миг вдруг осознаёт, что стал частью чего-то большего, чем он сам, чуя это своим нутром, насколько таковое вообще возможно для отдельного существа, несоизмеримо меньшего, чем окружающие его каменные громады.

Где-то в нас от начала Мира живут эти древние горы; и если телесно в сравнении с ними мы не более чем муравьи, карабкающиеся по склону холма, то душа наша может, при определённых обстоятельствах, сонастроиться, войти в своего рода резонанс с Душою Горы (или Духами Гор) и «зазвучать» с Нею (или с Ними) в унисон, ликуя и преображаясь в радугах синергийных созвучий... Если же смотреть не глазами плоти, но Оком Духа, то между нашей Истинной Природой — НЕРОЖДЁННЫМ в нас — и Истинной Природой всего сущего и вовсе нет сущностного различия (Атман есть Брахман, Я и Отец — ОДНО)...

Солнце здесь жжёт нещадно. На такой высоте, при достаточно разреженной атмосфере, это уже не наш щедрый и дарующий блага Даждьбог, а, скорее, древнеегипетский грозный Хор (Гор) — Сокологоловый Воитель, в Чьих не знающих сожаления ледяных очах, словно в зеркале, отражается Вечное Небо. Голова и лицо у меня обгорают за час с небольшим нашего пребывания на «Марсе» (оказывается, вертолётчики именно так и называют это место!..) до такой степени, как если бы я провёл под солнечными лучами на земле весь день.

Здесь, где есть только небо и чистые, высвобожденные силы, душа вступает в переживание подобных же чистоты и свободы, и тогда начинаешь понимать, что же такое на самом деле дух. Душа воспринимает всё это, и, перед спокойным и торжествующим величием растворяются и сентиментальность, и утилитаризм, и человеческая риторика. Здесь то, что в мире души имеет качества чистоты, безличности и силы, находит свое отражение в льдистых высотах, пустынях, степях и океанах. Дыхание всего, что обладает качеством широты, мы воспринимаем как внутреннюю силу высвобождения.

(Юлиус Эвола, «Размышления о вершинах»)[6]

Если смотреть на наш, укрытый рушниками, импровизированный алтарь под определённым углом, то невдалеке за ним, на самом краю клубящейся облачностью бездны, сквозь свинцовые буруны тумана можно разглядеть поднявший нас сюда вертолёт, кажущийся здесь хрупкой диковиной, чёрт знает как занесённый на гору какими-то неведомыми силами. Столь близкое соседство седой древности и ультрасовременной техники пробуждает странное чувство, которое у иных любителей старины, возможно, вызовет что-то вроде когнитивного диссонанса, тогда как мы сейчас склонны видеть в происходящем знамение времени и особенность бытования Традиции в современном мире.

...Обряд завершён, но мы не спешим покинуть «Марс». Не знаю, вернёмся ли мы сюда когда-нибудь ещё, поэтому стараемся рассмотреть и почувствовать это место, насколько возможно пóлно. Облака сюда приплывают не сверху, как на земле, а набегают снизу — из ущелий, окружающих это небольшое, но нереально прекрасное и чарующее Силой место. Кажется, что эта Сила не имеет ничего общего с человеческим и, вообще, с земным. Но постепенно откуда-то изнутри приходит чувство глубокой уверенности, что эта «нереальность» вовсе не чужда каким-то глубинным пластам нашей души. Или, может, потаённое в обыденной жизни Безмолвие Духа здесь вдруг разворачивается суровой каменной панорамой, которую можно увидеть, только поднявшись (пусть даже на вертолёте) на гору, — вернее, воспарив в Духе на Гору Посвящений.

...В арийско-нордической традиции идея горы часто соотносится с Вальхаллой, местом героев и обожествленных королей, а также с Асгардом, местом богов (асов), расположенным в центре, или на полюсе земли (Мидгарда), которые описываются как «сияющие» (glitnir), «священные земли» (helakt land), и также «небесные горы» (himinbjorg) — это очень высокая божественная гора, на пике которой, выше облаков, сияет вечная ясность, откуда Один обозревает мир. Божественные нордические германские короли возводили свой род и прародину к этой горе.

(Юлиус Эвола, «Высота»)[7]

...Летим назад — над поднимающимися откуда-то из-под ног облаками, предстающими перед нашим взором в виде сумрачных гигантских фигур, отчего кажется, что мы шествуем по Небесам вместе с Богами. Орлы, распахнув могучие крылья, парят совсем близко, и кажущаяся «нереальность» происходящего убеждает нас в своей поистине магической[8] реальности.

Откуда-то из пучины памяти всплывают полузабытые строки: «О небо надо мной, чистое, глубокое! Бездна света! <...> Броситься в высоту твою — в этом моя глубина! Укрыться в чистоте твоей — в этом моя невинность! <...> И когда блуждал я в одиночестве: чего алкала душа моя по ночам на тропинках заблуждения? И когда поднимался я в горы, кого, как не тебя, искал я там?

И все мои странствия и восхождения — они были лишь необходимостью и помощью неумелому: только лететь хочет воля моя, лететь в тебя, в твои просторы! <...>

Так говорил Заратустра»[9].

________________________________________

[6] Цит. по изд.: Эвола Ю. Размышления о вершинах... С. 94–95.

[7] Цит. по изд.: Эвола Ю. Размышления о вершинах... С. 120.

[8] «Когда первого телемита России Андрея Чернова спросили: “Какая ипостась Кроули Вам ближе всего: мага, литератора или консервативного революционера и пророка Нового Эона?”, он ответил очень просто, и вместе с тем в этом ответе была вся полнота Телемы: “Для меня он прежде всего альпинист, всё остальное в нём служит обрамлением, помогает лучше понять некоторые аспекты его альпинистского мироощущения”. <...> Одна из Святых книг Телемы называется Гора Абигени, а в Liber X:15 сказано: “Подобно тому, как человек, восходящий на высокую гору, не виден своим друзьям в низине, то же происходит и с адептом. Они скажут: он скрылся в облаках. Но он будет радоваться солнечному сиянию над ними и придет к вечным снегам”» (цит. по интернет-публикации: Телемский О. Формула духовного альпинизма // https://castalia.ru/articles/formula-duhovnogo-alpinizma. Дата публикации: 17.08.2007).

[9] См., напр., по изд.: Ницше Ф. Так говорил Заратустра. Книга для всех и ни для кого / Пер. с нем. В.В. Рынкевича. М.: Интербук, 1990. С. 143–146.


<Продолжение следует...>

Первую главу дневниковых записей см. здесь: https://veleslav13.livejournal.com/280388.html

Либо здесь: https://vk.com/club192763785?w=wall-192763785_184

#Велеслав #Витослава #Черкасовы
#СияниеГорныхВершин #Медитация #Мудрость
#Серпение #ОткрытоеСердце #OpenHeart

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded