veleslav13 (veleslav13) wrote,
veleslav13
veleslav13

Categories:

Из "Философского дневника"

CCVIII

Улыбка Сердца

<5.09.2012>

[CCVIII.1(622)] Стремление встать на Путь Возврата, вернуться к Изначальному, возникает в Бездне внутри нашего Сердца, взывающей к Великой Бездне, как влюблённый взывает к своей Возлюбленной. Истинная Любовь — это влечение к Смерти, к растворению в предмете Любви, к Великому Растворению в Источнике всего сущего. Истинная Любовь совлекает покровы с Тайны, «обнажает» НЕВЫРАЗИМОЕ. Об этом знали Суфии; об этом писал Фахр-ад-Дин Ираки в своих «Всполохах» (XIII в. e.v.):

Господь прекрасной завесой сокрыт и ни в чём не нуждается, а покрывала Его — качества Его и качества внутри Него... Беспрерывно высшая игра Любви Самого в Себе происходит. Каждое мгновение с лица Возлюбленного завеса спадает, и каждый миг с дороги влюблённого препятствие исчезает.[1]

[CCVIII.2(623)] НЕРОЖДЁННОЕ, пронизывая Собою всё сущее, САМО пребывает по ту сторону всех качеств, всех имён и форм. НЕРОЖДЁННОЕ — это не личностный «Бог», это, если угодно, Беспредельное БОЖЕСТВЕННОЕ, разлитое повсюду Присутствие НЕВЫРАЗИМОГО, не исчерпывающееся Бесконечностью СВОИХ проявленных ипостасей. ЕГО невозможно оскорбить или задобрить, ЕМУ абсурдно поклоняться или возносить хвалы, ЕГО невозможно познать умом, но при этом ИМ невозможно не быть в Сущности своего Сердца, ибо ОНО ОДНО только и есть наша Истинная Природа, Великая Бездна по ту сторону всех наших снов.

[CCVIII.3(624)] Невежды и «Духовные материалисты» готовы видеть в Богах «инопланетян» и в «инопланетянах» — Богов. Они готовы любой мистический опыт низвести до уровня психического расстройства либо найти ему сугубо материалистическое объяснение. Так, когда мистик утверждает, что ему явился «Ангел» или «Демон», или его посетило некое Божество, — он говорит о пережитом им внутреннем опыте, о некотором постигнутом состоянии, и лишь материалист увидит в оном исключительно «душевное расстройство» или «контакт с инопланетянами». Когда мистик говорит о Любви, он имеет в виду не эмоцию, не вожделение чувств, а Волю к ЕДИНСТВУ, сгорание ложной самости в Пламени Осознания. Когда путник возвращается Домой, Великая Бездна раскрывается улыбкой его Сердца за пределами слов... — способен ли ты, читая эти строки, улыбнуться Ей в ответ?..

CCIX

Духовная практика

<6.09.2012>

[CCIX.1(625)] Сегодня меня спросили, какая Духовная практика является самой важной. Недавно мне случалось отвечать на подобный вопрос, и тогда я ответил: «Практика "не-деяния", или Практика по ту сторону всякой практики». Но, как заметил Гераклит Тёмный (ок. 520 — ок. 460 до н.э.), «в тот же поток дважды не вступишь», — и двум разным людям невозможно дать один и тот же ответ, если ты отвечаешь не на вопрос, а отвечаешь самому человеку, — поэтому сегодня я сказал: «Самой важной является практика осознанной Смерти, — точнее, для тебя важно сейчас научиться жить так, чтобы встретить Смерть осознанно, когда бы Она ни пришла к тебе».

[CCIX.2(626)] На самом деле, важна не практика, важен практикующий, — точнее, то, в каком состоянии Сознания он совершает нечто, что считает своей практикой (другой человек может вкладывать в понятие «практики» совершенно иной смысл). Если его практика является механическим действием, совершаемым по привычке или по расписанию, установленному неким внешним авторитетом, то не верно называть её «Духовной», ибо Духовность начинается там, где кончаются все предписания, где острие осознания направлено не на состояния, а на Того, Кто в них пребывает, — на Того, Чья Природа может быть описана как Пустота по ту сторону всех имён и форм.

Ездить из Нью-Йорка в Мендхем было утомительно, и после долгого дня Коллин (Родни Коллин — один из наиболее ярких учеников П.Д. Успенского, автор нескольких книг по Четвёртому Пути — прим. Велеслава) слишком уставал, чтобы посещать вечерние лекции Успенского. Однако как-то ночью он понял, что его удерживает что-то ещё, кроме усталости. Выпрыгнув на рассвете из кровати, он нашёл Успенского как обычно пьющим на кухне в одиночестве. «Почему я тебя боюсь?» — закричал Коллин. Успенский поднял взгляд от стакана и спокойно спросил: «Почему ты говоришь "Я"?» Коллин был ошеломлён и с тех пор проводил каждую свободную минуту с Успенским.[2]

[CCIX.3(627)] Истинная Духовная практика начинается с разотождествления с тем, что мы привыкли считать «собой». В определённом смысле, Духовная практика — это осознанное прохождение Вратами Смерти ещё при Жизни, это «Смерть» прежнего, такого привычного «себя» и Возрождение в Истинном СЕБЕ за пределами «я-возрождающегося». На самом деле, у нас нет единого, цельного «я», мы не знаем, кто мы и где мы, принимая за собственные волеизъявления свои автоматические реакции... Возможно, читая эти строки, ты говоришь про себя: «Я понимаю...». Почему ты говоришь «Я»?!..

CCX

Духовная Революция

<7.09.2012>

[CCX.1(628)] Истинный Духовный Путь — это не эволюция обычного дурака в «святого» дурака («дурак, совершенствуясь, становится круглым...»), а Революция, но не в современном, общеупотребительном, а в изначальном, Астрологическом значении, как возвращение звезды к её исходному положению. Духовная Революция — это молниеносное продвижение-трансмутация Рыцаря Звезды на Пути Возврата, или Великое Возвращение к Изначальному НЕРОЖДЁННОМУ без «я-возвращающегося». Ибо по своей природе: «Каждый мужчина и каждая женщина — звезда» (А. Кроули, «Книга Закона»).

[CCX.2(629)] Звезда двигается по Небосклону только в глазах смотрящего с Земли, к то время как вращается — пребывает в Великом Коловращении — всё земное; Звезда же всегда остаётся неподвижной, не подверженной череде Сансарических превращений, — Чёрное Солнце, пылающее внутрь Себя в нашем Сердце, указующее готовым Путь Возврата. О, Сокрытое! Разве самой Жизнью своей, сгорающей в Огне Прозрения, возможем обнажить Тебя! О, Тёмное, темнее тёмного, непостижимое для рассудка, лишь в Прозрении Сути Твоей в Сердце постигнем Нетварный Свет!

[CCX.3(630)] Революция подобно обоюдоострому мечу, ибо бескомпромиссна. Она ранит руки тех, кто пытается обладать Ею — Её Всепроникающей Силой и Всесокрушающей Мощью. Но для тех, чьи руки пусты, а помыслы чисты, Она становится словно прирученная змея, словно Пробуждённая Кундалини, словно Бесценная Благодать, дарованная из Глубин, из Сияния Бездны. Возвращение Звезды к Её исходному положению — это восстановление Бессмертия, изначально присущего НЕРОЖДЁННОМУ в нас, это воспоминание нéкогда забытого... Это яркий и блистательный Путь Домой...

[1] Опасен вор, ибо он может похитить нажитое человеком добро.

[2] Опасен убийца, ибо он может отнять у человека его Жизнь.

[3] Но во сто крат опаснее Пробуждённый, ибо само присутствие его похитит покой у многих, и всякий, кто приблизится к нему достаточно близко, будет убит — разрублен Обоюдоострой Секирой Вещего Владыки.

[4] Страх обывателя перед революционерами и террористами понятен. Но рядом ходят ещё более опасные люди (люди ли?..) — те, кто не спит. Они — во сто крат страшнее всех революционеров и всех террористов!

[5] Пробуждённый — всегда самый последовательный революционер в обществе спящих, ибо одним своим существованием лишает их блаженства сна.

[6] Пробуждённый — самый безжалостный террорист, ибо не имеет ложного сострадания к человеческому невежеству.

[7] В его руках — Секира и Меч, которые отрубают головы (отсекают ego). Его Копьё — то самое, которым пронзил Себя Великий Óдин, — разит, не ведая преград (символ мгновенного Прозрения). Его тяжёлая Палица — Палица Ужасного Бхайравы — разрушит любую стену, будь то даже крепостная стена, окружающая великий город (символ разрушения Картины Мира в уме готового).

[8] Обоюдоострая Секира Вещего Владыки — равно сильна в Яви и Нави, а потому и Явское, и Навское — рано или поздно (не раньше и не позже того срока, когда искатель будет поистине готов) будут ею отсечены.

[9] В каждом человеке живёт некто, кто убивает его изнутри (ложная самость, порождение неведения своей Истинной Природы). Пробуждённый — это поистине Убийца убийц! Это Яд, отравляющий другие яды, это Смерть, побеждающая Смерть!

[10] У него нет личных желаний, поэтому маята Мира сего не может уловить его в сети свои.

[11] Он, пребывающий в НЕРОЖДЁННОМ, — за пределами Жизни и Смерти, поэтому тяготы Жизни и неизвестность Смерти не страшат его.

[12] Он проходит по Земле, не оставляя следов на снегу, но от его поступи содрогаются Земля и Небо.

[13] Ничто не принадлежит ему, и он не принадлежит никому и ничему, — и поэтому он во сто крат опаснее любого вора и убийцы, революционера и террориста — всех рабов своей ложной самости.[3]

CCXI

Нарушая привычные законы...

<9.09.2012>

[CCXI.1(631)] Меня часто спрашивают, почему я, вопреки законам русского языка, пишу с заглавной буквы многие слова, относящиеся к сфере Духа, либо Религии, либо Природного Мировоззрения, включая названия Стихий, и т.п. Ответ прост: чтобы слова, которые за века бездумного, машинального употребления слишком примелькались, вновь обрели для читающего свой изначальный смысл. Обычно мы читаем книги автоматически, не вдумываясь в каждое слово, но «проглатывая» целыми предложениями, не задумываясь над тем, сумеем ли полноценно «переварить» прочитанное. Мы читаем не для того, чтобы раскрыть Истину, а ради «интеллектуального времяпровождения», или чтобы удовлетворить особого рода любопытство, или чтобы почувствовать привычное удовольствие от «овладения» новыми знаниями и т.п. Потому мы ценим авторов, пишущих лёгким слогом, сочинения которых можно глотать, не разжёвывая, не прилагая усилий[4]. Так мы упускаем суть прочитанного, хотя и становимся всё более и более осведомлёнными в пространствах чужих идей и мыслеобразов.

[CCXI.2(632)] Книга, которая способна изменить тебя, пресуществить изнутри, вовсе не должна тебе «нравиться», — по крайней мере, в том смысле, в каком ты обычно понимаешь это слово. То, что наиболее соответствует склонностям твоего ума, зачастую лишь делает ещё более глубоким твой «сон», ни коим образом не способствуя твоему Пробуждению. То, что для тебя легко и просто, не способно вывести тебя за привычные рамки, за стены тюрьмы, которую ты называешь «собой». Чтобы нечто стало инструментом для твоей практики, оно должно выпадать из привычного круга вещей, быть непохожим на всё, чем ты привык пользоваться машинально, автоматически, как бы не замечая этого и даже не отдавая себе отчёта о проделанной работе.

[CCXI.3(633)] Что заставляет тебя прерывать свой привычный «сон» хотя бы на миг? Пошлая шутка, отпущенная вдруг среди страниц благочестивых рассуждений? Необычный подход к решению обычной задачи? Шокирующее поведение говорящего, «рвущее шаблон» твоих представлений о заявленной теме, или нарушение законов письма пишущим? Или использование образов Тьмы там, где обычно используют образы Света?.. Впрочем, возможно, тебя уже давно не удивить традиционным «ударом посоха», которого ты заранее ждёшь от Мастера Дзен. Возможно, тебе давно уже приелись ставшие классическими остроты и «солёные» приправы... Поэтому каждый Учитель, — если он действительно Учитель, а не подражатель, — находит свой собственный, в чём-то новый, непривычный метод передачи Учения. В каждую эпоху появляется своя «голая задница» во «вполне респектабельной» череде лиц благочестивых святош, которая одним своим присутствием актуализирует «миг Истины», способный стать для готовых мигом Пробуждения. Неповторимость каждого мгновения подобна птице, которую необходимо «вспугнуть», чтобы она расправила крылья и снялась с мёртвой точки бездарного сидения на проводах человеческой глупости и пошлости, опутавших Мир. Диктатура тотальной посредственности управляет тобой, лишь когда ты спишь. Но стóит тебе проснуться хотя бы на миг, и ты увидишь, что... <не скажу, дабы ты, всё ещё пребывая во сне, не вообразил в искажённом виде То, Что можно только пережить, и не создал себе новый Культ>.



[1] Согласно Исламу, Господь отделил Самого Себя от Мира так называемыми «завесами», или «покрывалами» (они же — Имена, те самые, что открыты в «Коране»: «Милостивый», Милосердный», «Живой», «Гневающийся» и т.д.). (Цит., включая вышеприведённый текст сноски, по изд.: Али Реза «"Всполохи" Фахр-ад-Дина Ираки» / Камень Веры. Духовное наследие Христианства и Ислама. Альманах №1. — М.: «Фонд исследований Исламской Культуры», «Волшебная Гора», 2011. С. 355.) В предисловии к «Всполохам» Али Реза пишет: «...Реальным существованием, согласно Исламу, обладает только Господь, а уровень бытийности всех творений относительно Него настолько ничтожен, что они как бы и не существуют. Однако человек, — представляющий самый высокий уровень этого якобы существования, — может отвергнуть тварность как таковую, вернуться на свою Духовную Родину, воссоединиться с Возлюбленным, т.е. с Господом, и, как говорит Ираки, "от двоичности избавившись, за единичность уцепиться" (Всполох семнадцатый). Существует только одно "Я", и, в строгом смысле, нельзя сказать, чьё это "Я", — ибо само притяжательное местоимение ограничивает. Человек, изначально обладающий лишь ложным "якобы-Я", тем, что мы называем личностью, должен отречься от него и начать приближение к "Я" подлинному, чтобы в конце концов слиться с ним, — и только тогда можно будет сказать, что оно есть его "Я". Инструментом же для достижения такой степени приближения является Любовь; а Любовь совершенного человека к Богу — это отражение Бесконечной Любви Бога к Самому Себе» (Там же. С. 349).

[2] Лахман Г. В поисках П.Д. Успенского. Гений в тени Гурджиева. — С.-Пб.: ИГ «Весь», 2011. С. 179.

[3] «Книга Великой Нави» (Liber I.IX: 3).

[4] Гурджиев специально писал сложно, чтобы его ученики, прилагая усилия для понимания, могли преодолеть привычный автоматизм восприятия «Духовных текстов»: «Предупредив вас, что я буду писать не так, как вообще пишут "профессионалы-писатели", а совсем по-другому, я советую, прежде чем приступить к чтению дальнейших моих изложений, серьёзно подумать и только потом браться за чтение, а то, может быть, ваш слух и прочие воспринимательные и переваривающие органы так сильно уже наавтоматизированы к существующему в данный период течения времени на Земле "интеллигентно-литературному-языку", что чтение такого писания может подействовать на вас очень и очень какофонно, и от этого вы можете потерять ваш... знаете что? — выш аппетит на любимое блюдо и на то чувство, особо теребящее ваше "нутро", которое происходит в вас при виде соседки-брюнетки...» (цит. по изд.: Гюрджиев Г.И. Рассказы Вельзевула своему внуку. Объективно- беспристрастная критика Жизни людей. — М.: «РИПОЛ-классик», 2010. СС. 27 – 28).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments