?

Log in

No account? Create an account

Fri, Nov. 30th, 2012, 11:09 am
Разбитое Сердце Мастера (XXXV - XXXVIII)

 

 

XXXV

Любовь

 

<24.11.2012>

 

[XXXV.1(103)] Если Любовь не убила тебя, значит, ты ещё не познал Истинной Любви, которая есть Воля к ЕДИНСТВУ. Когда ты делаешь свой первый шаг на Пути Любви, существует субъект, которого ты называешь «собой», и существует объект, к которому ты стремишься. Когда ты делаешь второй шаг, конкретный объект становится, в некотором смысле, не важен, — Любовь существует в тебе как состояние, в котором ты пребываешь вне зависимости от того, на кого или на что направлен Её Поток. Когда же ты делаешь третий шаг, «ты» исчезаешь, растворяешься в ЕДИНСТВЕ, к Которому тебя направляла твоя Истинная Воля на Пути Любви...

[XXXV.2(104)] Об этом же самом можно сказать иначе. На первой стадии объект и субъект существуют как два центра одной Любви, стремящиеся друг к другу. На второй стадии субъект растворяется в объекте, любящий исчезает, достигая Врат Возлюбленной, в Которые не может войти никто из числа держащихся за своё «я», ибо Ключ к этим Вратам — «не я, но Ты». На третьей же стадии исчезает даже сам объект, сам образ Возлюбленной тает в Невыразимом, растворяется в Сверхбожественном НИЧТО, — так последний покров оказывается снят, и последняя построенная нашим умом персонификация рушится в Безмолвие Бездны... Хафиз говорит:

 

                  Самым счастливым было время,

                  проведённое с Возлюбленной;

                  Всё остальное было тщетно и бесплодно.[1]

 

[XXXV.3(105)] Об этом же самом можно сказать и иначе... Но даже самое изощрённое описание Неописуемого окажется бессильным перед Живой Бездной, перед Присутствием Невыразимого. Любые слова становятся оковами, когда мы говорим о Любви. Любые концепции оказываются ложными, когда умозрения сменяются непосредственным переживанием. Легче сказать, чем Любовь не является, нежели дать Ей чёткое определение и нарисовать рациональную карту Пути Любви. Ср. у Кришнамурти:

 

...Любовь — это не сентиментальное чувство. Быть сентиментальным, быть эмоциональным — это не любовь, ведь сентиментальность и эмоции — это просто ощущения. Религиозный человек, который плачет об Иисусе или о Кришне, о своём Гуру или о ком-то ещё, просто сентиментален, эмоционален. Он отдаётся ощущению, что является процессом мысли, а мысль — не любовь. <...>

О любви невозможно думать, любовь невозможно культивировать, любовь невозможно практиковать. Практика любви, практика братства — всё ещё внутри поля ума, поэтому это не любовь. Только когда всё это остановлено, только тогда возникает любовь, тогда вы узнаёте, что такое любить.

 

(Дж. Кришнамурти, «О любви»)[2]

 

 

XXXVI

Уединённость в Духе

 

<25.11.2012>

 

[XXXVI.1(106)] Естественное Состояние Первоосновы остаётся неизменным в толпе и в уединении. Оно зияет Бездной сквозь пустоту разбитого Сердца Мастера, прорастает Свободой сквозь труп этого Мира, словно кислота или яд (ср. Самаэль — «Яд Бога») прожигает стены Демиургической тюрьмы изнутри, рассоздавая тварные покровы НЕРОЖДЁННОГО. Естественное Состояние Первоосновы не имеет ничего общего с отупением ума или идиотической блаженностью святош. Оно скорее похоже на глубинный покой Океана, содержащий в себе потенции всех бурь и всех волн, от мелкой ряби до всесокрушающих бурунов восставшей пучины. Когда мы сохраняем покой и умиротворённость в чистом и благом месте, это практически ничего не говорит о нас самих, о том, что сокрыто за мирскими личинами. Когда же мы выходим за пределы автоматических реакций и, даже пребывая в неблагих, угрожающих и устрашающих местах и обстоятельствах, сохраняем покой внутренней уединённости, это имеет подлинную ценность. Шри Ауробиндо, проведя год в заключении из-за своей причастности к национально-освободительному движению индийского народа против британского владычества, писал:

 

Для того, кто стремится достичь Йогического состояния, не должно быть разницы между пребыванием в толпе и в одиночестве.

 

(Шри Ауробиндо, «Эпизоды тюремной Жизни»)[3]

 

[XXXVI.2(107)] Одни и те же слова, сказанные на воле и в тюрьме, имеют разный вес. Произнесённые или написанные в неблагоприятных условиях, они больше говорят о самом человеке, о его глубине, нежели о том, на что указывает их буквальное значение. Внешняя свобода, без опоры на Внутреннюю Свободу, не отменяет человеческой обусловленности и неосознанного рабства, в то время как «Мудрец свободен и в тюрьме», — Внутренняя Свобода выводит нас на качественно иной уровень осознания, разрывает фальшивые Небеса нашей обыденности Переносом Сознания с уровня воплощённой óсоби, с уровня смертной личности, на уровень Духовной Сóби, Бессмертной Сущности. Одиночество терзает ум, иссушает душу человека, но истинное уединение, которое не зависит от окружения, дарует нам Духовный Покой, происходящий из ЕДИНСТВА Сущности, а не из многоголосицы смертной личности, пребывающей в двойственности и беспокойстве вечно бегущего от себя ума.

[XXXVI.3(108)] Групповые радения, коллективные практики, совместные моления и т.п. — от «благочинных» церковных собраний до развязных групповых оргий, — поможет ли всё это человеку в его САМО-осознании, заменит ли его сугубо индивидуальное понимание, раскрывающееся в уединённости? Я не говорю, что групповые практики, совместные Обряды и т.п. не нужны вовсе, что они бесполезны во всех отношениях. Я лишь указываю на то, что область их применения ограничивается внешними уровнями, на которых может существовать одиночество, которого человек стремится избежать, прибегая к групповым действиям, в то время как уединённость в Духе способна вывести человека за пределы двойственности как таковой, распахнув перед ним Врата его Истинной Свободы.

 

 

XXXVII

Снег идёт...

 

<26.11.2012>

 

[XXXVII.1(109)] Снег идёт... Шактипатом Бездны, Благословением Смерти, поцелуем Зимы-Мары, тонким звоном серебряных бубенцов — отзвуками Безмолвия Древнего Льда. Снег идёт... Или это проходим мы, люди, а Древний Лёд сохраняет Свою неподвижность в недостижимой для Времени ВЕЧНОСТИ, в неподвластной Временны́м Эонам ПУСТОТЕ... Чёрное Пламя, пылающее в Сердце Тьмы, обращённое внутрь, извне предстаёт как Несокрушимая Ледяная Твердь, остужающая горячку ума, полагающая завершение всем процессам, всем Кармическим следствиям и цепям Космических Циклов. Великая Чёрная Мать Морена дышит Пустотой, обжигающе-ледяным Дыханием Космической Ночи Богов, пробивая скорлупы наших снов. Она надвигается, безжалостно и неотвратимо, морозными змеями пробираясь под наши одежды, покровы и маски, Чёрным Солнцем разрывая изнутри сжавшиеся от страха, остекленевшие от Её Касания, не пережившие Самадхи Ужаса человеческие Сердцá... Снег идёт...

[XXXVII.2(110)] Она приходит к нам — всегда Нежданная, Неузнанная, Непостижимая — Антилогосом Рассоздания, Чёрной Софией Гностиков-еретиков, Снежной Королевой в Ледяном Венце, Восседающей на Звере Госпожою нашею Бабалон, Невыразимой Махабхайравачандограгхоракали[4], плывёт над Землёю в зимних сумерках воем Псов Гекаты, Чёрным Ветром Опустошения, Белой Лебедью из Заморских-Закрадных[5] стран, Огненной Кровью в Чаше Учения Великой Нави... Все наши одежды сплетены из Нитей Судеб и слов, потому Она — Владычица Серебряного Серпа, рассекающего Нити Судеб, — всегда Обнажена. Но невежды вновь и вновь одевают Её в ветошь своей беспроглядной глупости, потому Она сокрыта от них, не готовых встретиться с Ней лицом к лицу, узреть Её Истинное Обличье — Сияние Бездны, Чёрный Огонь ПУСТОТЫ...

[XXXVII.3(111)] Снег идёт... Меж Землёю и Небом стал виден призрачный Мост, отверзлись Врата Нави... Когда ты войдёшь, больше не будет Смерти, не будет страха и Времени больше не будет. Все Ужасающие Силы, сторожащие эти Врата, на самом деле находятся внутри тебя, в твоём уме, как и сами Врата. Врата иллюзорны, но за ними открывается подлинная Реальность — Сверхбожественное НИЧТО, из Которого рождается поистине Всё. Из-за иллюзорности Врат в них невозможно «войти», если следовать «Пути», или какому-либо методу, потому говорится, что Истинный Путь — это Путь без пути. Искатель оказывается по ту сторону Врат, когда в нём умирает «я-идущий», «я-входящий», «я-ищущий». Пока «Я есть», нет возможности войти, но когда «Я есть ТО» — ты уже по ту сторону Врат. Принеся в жертву Морене «себя», ты войдёшь, не входя. Желая сохранить, сберечь себя прежнего, ты умрёшь Смертью обычной — той, которая не станет для тебя Переходом, которая не откроет тебе Путь к Сердцу Тьмы, но лишь обречёт на новый Круг в «дурной бесконечности» Коловерти. Лишь принесший в жертву «себя» достигает Бессмертия. И осознание невозможности «достичь» Освобождения — является единственным способом быть Свободным.

 

P.S. Сегодня в сумерках мы с Ладой, впервые за эту зиму, ходили босиком по снегу, и снег шёл вместе с нами и шёл по нам, и наш маленький сын смотрел на нас широко раскрытыми глазами...

 

 

XXXVIII

Кали-Юга

 

<29.11.2012>

 

[XXXVIII.1(112)] Для следующего Учению Великой Нави любая эпоха — это Кощный Век, Кали-Юга, любое время — это Время Конца, любой лик — это Лик Смерти. При необусловленности «методом» всё становится методом, при выходе за пределы «практики» практикой становится сама Жизнь. Ничто не отвергается, но и ничто не возводится в ранг Абсолюта. Максимально «негативные», с точки зрения обывателя, условия и обстоятельства помогают радарю Великой Нави выковать свою подлинную индивидуальность — построить Калинов мост между личным и Вечным, чтобы осуществить Перенос Сознания из смертной óсоби в Бессмертную Сóбь, осознать себя как Чёрное Пламя Бездны, как Чистый Дух по ту сторону всего, что может быть поименовано, обретено или потеряно, построено или разрушено, — как То, над Чем не властны Временны́е Эоны и Боги Обусловленного Состояния.

[XXXVIII.2(113)] В Кощный Век обычные линии передачи Традиции оказываются либо прерваны, либо безнадёжно искажены самоуверенными профанами и алчными имитаторами. Всякое Священнодействие неизбежно превращается в фарс, в клоунаду, в злостную пародию на то, чем оно должно быть по своей природе. Анализ превращается в умертвляющую деструкцию, передача Знания — в цитирование цитат при давно забытых Первоисточниках, героический энтузиазм, ведший некогда к открытиям новых Земель и постижениям в области Духа, сменяется усталой иронией, убивающей на корню саму возможность серьёзного подхода к чему бы то ни было. Но то, что лишает Пути обычного человека, ищущего вовне, обращает Мудрого к Истокам Бытия внутри, и уединённость Странника Духа не отделяет, но становится мостом к Единству в Бездне, Которую мы носим в себе.

[XXXVIII.3(114)] Каждый наш шаг — это наша Последняя Битва. Каждый наш вздох — пульсация НЕРОЖДЁННОГО. В каждой падающей с этих Небес снежинки мы видим отблеск Древнего Льда, в котором отразилось другое Солнце — Чёрное Солнце Неспящих, и Иное Небо шлёт нам Свои безжалостные Благословения через каждую пережитую нами Смерть, через рассоздание всех тварных покровов, через боль совлечения ложных личин и скорлуп выжженной Огнём Прозрения души. Не пустой мятеж обезумевшей обыденности, не марш ничтожеств по замкнутому кругу Космической безысходности, а Метафизический прорыв вовне, не инфантильная попытка возвращения в «потерянный Рай», а Инициатический прыжок в Бездну Абсолютно ИНОГО, в Сверхбожественное НИЧТО, нашу Истинную Природу, — поистине таков Путь Великой Нави!

 

В библейских мифах Инициация человека начинается со вкушения плода познания. Согласно светлой экзотерической Религии, человек должен найти путь обратно к беззаботному детскому состоянию, в котором он находился до искушения и грехопадения. Тёмная же Эзотерическая Традиция утверждает, что человеку следует продолжить поиск Знаний, покинуть Эдем и обрести Мудрость в НЕИЗВЕДАННОМ. Последний одиннадцатый шаг выводит к Сокровенной Тайне вне пределов Вселенной.[6]

 

            Плачь, слышишь — Небо зовёт нас, так плачь,

            С гулом рушатся Времени своды,

            От Свободы неистовой плачь,

            Беспредельной и страшной Свободы!

 

            Плачь, мы уходим навеки, так плачь,

            Сквозь Миры, что распались как клети.

            Эти реки сияния! Плачь!

            Ничего нет прекраснее Смерти![7]

 

(Продолжение следует...)



[1] Цит. по изд.: Суфий №7. 2008. С. 48.

[2] Кришнамурти Дж. Первая и последняя свобода. — Нижний Новгород: «Деком», 2010. СС. 205, 207.

[3] Шри Ауробиндо. Духовное Возрождение. Сочинения на бенгали. — С-Пб.: «Адити», 2005. С. 257.

[4] Согласно «Кали-Йога-Тантре»: «В анахата-чакре (Сердечной чакре) мы познаём Двенадцать Форм Кали, составляющих потенцию Материи. Через анахата-чакру мы можем только осязать Кали и слышать Её как Внутренний Звук. Двенадцать Форм Кали — это двенадцать форм Растворения, Лайи, двенадцать форм Разрушения внешних и внутренних объектов Сознания для достижения Изначального Состояния Абсолютной Реальности. Двенадцать Форм Кали нельзя понять умом или через эмоцию, Они представляют тонкое чувство, высшую интуицию Сердца, имеющего переживание Божественного». О Двенадцатой Форме Кали далее говорится следующее: «МахабхайравачандограгхоракалиКали Бесстрашия, Ужаса, Гнева, Единая с Великим Вселяющим Страх (Бхайравой). Осуществляет слияние Энергии с Абсолютом, соединяя воедино «Я», «А-Кула», субъект, объекты, методы познания и само знание-познание с Чистым Сознанием. Это Её состояние Пара, Высшее. Теперь Она не проявляет Себя в субъекте, объектах, методах познания и т.д., и поэтому полностью Свободна и Самодостаточна. Её девиз: "Одно целое Всё (Полнота)"». (Цит. по изд.: Шри Бхававсенаху. Вамачара: Путь Левой Руки в Тантре. — Бомбей–Калькутта–Москва: «Сатья-Веда», 2007. СС. 146, 149.)

[5] Закрадные — находящиеся по ту сторону Погребальной Крады, то есть в Нави.

[6] Карлссон Т. Каббала, Клифот и Гоэтическая Магия. — Воронеж: «Terra Foliata», 2012. С. 73.

[7] Сергей Калугин и группа «Оргия Праведников», песня «Ничего нет прекраснее Смерти!».

Fri, Dec. 7th, 2012 06:44 am (UTC)
ex_axl_koli

Любовь в состоянии убить в тебе саму себя. Так в частности моя внутренняя любовь некоторое время тому назад совершила суицид.